ИНФОРМАЦИЯ

Почему дудь не берет интервью у женщин


Дудь рассказал Урганту, почему не берет интервью у женщин

Журналист Юрий Дудь, который ведет популярное YouTube-шоу «вДудь», стал гостем программы «Вечерний Ургант».

Во время загрузки произошла ошибка.

В ходе беседы Юрий рассказал Ивану Урганту, почему не приглашает женщин в качестве гостей на свое шоу.

Вот вы разделяете мужчин и женщин как личности в профессии. А я нет! Я не обращаю внимание на это.

Дудь признался, что мечтает пригласить на «вДудь» двух девушек. Ургант пошутил, что одной из них, должно быть, является Тина Канделаки (с которой у Юрия был конфликт), что вызвало бурную реакцию зала. «Тина! Забудь обиды и дай ему интервью!» — предложил Иван.

Имя первой таинственной звезды журналист так и не назвал, зато признался, что давно хочет взять интервью у певицы Земфиры. Юрий даже «воспользовался шансом» и публично пригласил артистку к себе на шоу. 

Бесподобная Земфира Рамазанова! Я понимаю, что вы ведете себя как истинная рок-звезда, которая понимает, что эффект отсутствия — самая важная штука. Но если его прерывать, то это лучше всего сделать на шоу «вДудь»

Журналист также отметил, что само творчество певицы ему не нравится, но Земфира очень интересна ему как личность. 

Публикация от Юрий Дудь (@yurydud) Сен 29 2017 в 12:11 PDT

Во время загрузки произошла ошибка.

Дудь рассказал Урганту и о своем детстве. Оказывается, он хотел стать футбольным вратарем, но уже в 11 лет начал пробовать себя в журналистике: устроился в газету для подростков. В 19 лет Дудь поехал в свою первую командировку в Турин.

У меня в те времена был прекрасный сухой паек: мне давали бутылку водки и палку копченой колбасы.

Напомним, в феврале 2017 года Дудь завел видеоблог на YouTube, в который начал выкладывать интервью с политиками, актерами, певцами. За восемь месяцев канал «вДудь» набрал 100 миллионов просмотров. А недавно Юрий победил в премии «Человек года 2017» в номинации «Лицо с экрана». Он «обошел» Дмитрия Нагиева, Андрея Малахова, Дмитрия Маликова.

Отметим, что популярность к Юрию не пришла внезапно: еще до видеоблога он был известен как спортивный журналист. В 24 года Дудь стал главным редактором интернет-портала Sports.ru и вел футбольную передачу «Удар головой» на канале «Россия 2». После закрытия проекта в 2015 году он стал ведущим передачи «Культ тура» на спортивном канале «Матч ТВ».

lady.mail.ru

«Отточил надлежащий уровень скилла»: почему Юрий Дудь принялся интервьюировать женщин?

Долгое время YouTube-блогер и журналист Юрий Дудь не звал в свою программу «вДудь» женщин. Причины этого интервьюер не называл. Однако в разгар президентской гонки устои Юрия порушились: в объективе Дудя появилась Ксения Собчак. Не прошло и полугода, как блогер проинтервьюировал еще двоих представительниц прекрасного пола — Анастасию Ивлееву и Надежду Толоконникову. Что заставило журналиста поменять свои взгляды? Об этом «360» спросил у топовых блогеров.

Дудя не раз обвиняли в сексизме, поскольку гостями его еженедельной передачи на YouTube становились только знаменитые мужчины. Все изменил 35-й выпуск, когда неожиданно для многих героиней объектива Юрия стала кандидат в президенты России Ксения Собчак. Разговор получился сложным: многие зрители отметили, что Собчак не хочет раскрываться как личность и пытается уколоть своего собеседника, тогда как многие хотели бы видеть, что она может предложить стране.

Источник фото: YouTube

Следующей гостьей стала вайнер и телеведущая Анастасия Ивлеева. С ней Дудь обстоятельно пообщался о половой жизни, оптимальных размерах мужских половых органов и непонятно откуда взявшихся миллионах — в общем, хайпанул. Горячая тема вкупе с известной гостьей принесла Дудю огромное количество просмотров.

Источник фото: YouTube

На этом блогер, по всей видимости, не стал останавливаться и пригласил участницу феминистской панк-рок группы Pussy Riot Надежду Толоконникову. В интервью речь шла в основном о деньгах во всех их проявлениях — о недостаточной сумме, которую предлагала Мадонна, чтобы экранизировать громкую историю Pussy Riot (а это около миллиона рублей), о средствах на частный самолет и бескорыстных щедрых спонсорах.

Источник фото: YouTube

Чем больше женщин в интервью у Дудя, тем выше градус самих видеороликов. Значит ли это, что блогер хватается за хайп, чтобы не растерять бешеную популярность?

«Дудь — это надолго»

По мнению автора YouTube-канала «Дневник хача» Амирана Сардарова, такая смена приоритетов Дудя связана с тем, что он растет и мудреет. «В начале карьеры много кто видит один ход развития событий, а потом со временем набираешься опыта, мудреешь, понимаешь, что не таким категоричным надо быть. Я тоже в свое время считал, что определенные вещи ни в коем случае не буду делать, а потом понял, что в этом ничего такого нет. Я думаю, все правильно он делает. Он же женщин приглашает, а не девушек легкого поведения или каннибалов», — сказал он в разговоре с «360».

По мнению Сардарова, шоу Дудя не закончится никогда, поскольку в любой ситуации он сможет перестроиться и найти свой новый формат.

Я был у него во втором или третьем выпуске и тогда дал ошибочный прогноз, потому что в то время не было передач в таком формате. Я сказал, что эта история у него скоро закончится — условно, через 10 выпусков, — потому что не будет больше интересных людей. Я ошибался. Дудь очень талантливый, он понял и нащупал свою историю, свой жанр, и он очень профессионально это сделал. Я уверен: Дудь — это надолго. Он перестроится: даже если спадет в таком виде интерес, докрутит, допилит, придумает, упакует по-другому — и будет опять интересно смотреть

Амиран Сардаровблогер.

По мнению Евгения Баженова, известного интернет-публике как блогер BadComedian, интерес к роликам Дудя не падает, просто одни гости зрителям интересны больше, чем другие. В разговоре с «360» Баженов удивился выбору интервьюируемого в последнем выпуске — о Толоконниковой, считает блогер, уже давно забыли. «Не особо понятно появление Толоконниковой. Это, опять же, рушит идею хайпа: кто вообще про Толоконникову вспоминал с момента ее посадки за якобы танцы в храмах? Интервью я сам не смотрел, возможно, там какая-то актуальная тема, новость дня, и мы просто еще не знаем про это?», — предположил собеседник.

Дудь не является центром композиции в своей передаче, подчеркнул Евгений. По его мнению, зрителям гораздо более интересны нестандартные гости. «Обидно, что у него есть гости, которые вообще почти не собирают просмотров, хотя, как мне кажется, это интересные люди. Например, мне очень понравился выпуск „Человек после войны“: четыре миллиона просмотров — это очень и очень хорошо, но если сравнить с [выпуском] с Ивлеевой, становится просто смешно. Да, я понимаю, это тема войны, это не очень интересно. Про Балабанова у него тоже было очень здорово. Но опять же, если сравнить с остальными [видео], это не так, чтобы много просмотров. Естественно, когда он разговаривал с режиссером „Хардкора“, мне тоже было интересно, хотя просмотров — три миллиона. Это не его вина, это вина интереса для зрителей», — подчеркнул Баженов.

Шоу будет жить до тех пор, пока будут зрители у людей, которых Дудь интервьюирует. Ну, или пока Дудь не выйдет пьяным, избив двух людей на видео, как недавно сделали Кокорин и Мамаев. Определенные события могут повлиять. Но пока он не вышел на улицу, вроде, и послушать его гостей интересно

Евгений Баженовблогер.

Забавную точку зрения выразил переводчик фильмов Дмитрий Пучков, известный под псевдонимом «Гоблин».

«Возможно, гражданин Дудь сначала тренировался на мужиках и как только отточил надлежащий уровень «скилла», перешел к женщинам. Может, у него против женщин какие-то предубеждения — опять-таки не знаю, я с ним лично не знаком», — заявил наш собеседник. По его мнению, хайповать Дудю незачем, как незачем и искать все более и более нестандартных спикеров.

Я не являюсь поклонником данного персонажа, но, по-моему, там большинство [интервьюируемых гостей] — фрики. Так называемые рэперы, непрерывно матерящиеся и рассказывающие о личном паскудстве. Если это не фрики, то кто тогда фрики?

Дмитрий Пучковпереводчик фильмов.

По мнению Пучкова, нельзя предугадать, когда закончится интерес к Дудю. «В моем понимании интернет-сообщество очень-очень большое, и оно делится на много сегментов поменьше, и у Дудя его публика набрана, и эта публика и дальше будет на него смотреть. Долго и упорно», — заключил «Гоблин».

news.rambler.ru

Почему Дудь не берет интервью у женщин?

Все уже давно заметили, что Юрий Дудь практически всегда приглашает в свое шоу исключительно мужчин и никогда не берёт интервью у женщин, но по крайней мере эфиры чисто мужские, не считая Собчак К.А.

Интересно почему девушки не откликаются на приглашения? Чтобы ответить на этот вопрос, можно сделать пару предположений и рассмотреть пару интернет-версий.

Вот одни из них:

-《Полагают, что его целевая аудитория — среднестатистические мужчины, а среднестатистическим мужчинам не интересно слушать истории про женщин, а самих женщин слушать еще менее интересно.》

-《Дудь не знает ни одной интересной женщины, которая делала бы что-то значимое в обществе, поэтому не приглашает в шоу представительниц противоположного пола — не думает, что им будет что рассказать.》 Хотя попытки позвать Земфиру были, но видимо тщетно.

Но я решила изучить этот вопрос и честно говоря, ответ на него оказалось найти довольно быстро и просто. Ведь Юрий сам заявил в одном из интервью, что все девушки, которых ему было бы интересно позвать на интервью, пока, к сожалению, не соглашаются или не могут к нему прийти. Кстати в интервью с Бастой, Юрий заявил что хотел бы пригласить Катю Клэп.

Ну, а мы будем с нетерпением ждать прекрасную половину населения в шоу “ВДУДЬ”.

Отличными кандидатурами могли бы выступить: Марьяна Ро, Ольга Бузова, Рената Литвинова, Земфира, Тина Канделаки.

vlogina.online

Юрий Дудь рассказал, как делал жене предложение

Известный журналист и видеоблогер Юрий Дудь дал интервью журналу GQ, в котором ответил на вопросы, которые сам часто задает гостям своего YouTube-канала «вДудь».

Во время загрузки произошла ошибка.

Несмотря на то что Юрий предпочитает скрывать свою личную жизнь, отвечая на вопрос о самом забавном свидании, журналист рассказал о своей жене, а точнее о том, как делал ей предложение.

По словам Дудя, это случилось в 2007 году в дорогом ресторане. Правда, оказалось, что заведение было местом встреч «силиконовых» девушек с иностранными бизнесменами.

В целом атмосфера была ужасная. Мы быстро поужинали и пошли гулять по городу. И в итоге, под конец вечера, где-то в переулке на самой обычной лавочке я сделал то, что планировал.

Публикация от Юрий Дудь (@yurydud) Сен 27 2017 в 9:22 PDT

Во время загрузки произошла ошибка.

Дудь говорил в интервью и о своих детях. Он отметил, что мечтает быть самым крутым отцом.

Я мечтаю, что, когда мои дети будут в пубертате, я стану не только и не столько папой, сколько другом. [Мечтаю], чтобы они со мной могли поговорить обо всем: про сигареты, с кем идти на свидание. У меня этого не было, и я хочу, чтобы это было у моих детей.

Напомним, в феврале 2017 года Дудь завел видеоблог на YouTube, в который начал выкладывать интервью с политиками, актерами, певцами. За восемь месяцев канал «вДудь» набрал 100 миллионов просмотров. А недавно Юрий победил в премии «Человек года 2017»в номинации «Лицо с экрана». Он «обошел» Дмитрия Нагиева, Андрея Малахова, Дмитрия Маликова.

Отметим, что популярность к Юрию не пришла внезапно: еще до видеоблога он был известен как спортивный журналист. В 24 года Дудь стал главным редактором интернет-портала Sports.ru и вел футбольную передачу «Удар головой» на канале «Россия 2». После закрытия проекта в 2015 году он стал ведущим передачи «Культ тура» на спортивном канале «Матч ТВ».

lady.mail.ru

Юрий Дудь изменил традиции и взял интервью у женщины

Москва, 21 августа 2018, 13:24 — REGNUM

На YouTube-канале Юрия Дудя вышло интервью с блогером и ведущей программы «Орёл и решка» Настей Ивлеевой. Она стала второй женщиной в студии за всю историю «вДудя» после Ксении Собчак.

В новом выпуске Ивлеева рассказала о том, что до своей популярности работала в маникюрном салоне в Ленинградской области. Также девушка рассказала, как заработала свой первый миллион рублей и сколько сейчас стоит реклама в её Instagram. Ивлеева подтвердила, что встречается с хип-хоп исполнителем Элджеем и поделилась историей знакомства с музыкантом. Помимо этого, в интервью не раз затрагивали интимные темы.

Всего за несколько часов ролик набрал более 400 тыс. подписчиков (на момент выхода новости). Многих пользователей сети удивило, что Дудь вновь изменил своей традиции и пригласил в студию девушку. В Twitter эта тема даже вышла в топ обсуждений. Однако выбор блогера не порадовал пользователей.

«Из всех российских женщин Дудя заинтересовали только Ивлеева и Собчак, окей», — пишет Рома Б.

По мнению юзеров, новый выпуск оказался самой слабой работой Дудя. Они даже предположили, что у ведущего есть замысел «выставить женщин круглыми дурами». В то же время некоторые пользователи считают, что Ивлеева заплатила Дудю за то, чтобы попасть в его шоу.

«Последнее интервью Дудя — это как первое свидание. Тонна неумелого флирта, судорожная жестикуляция, вопросы «лишь бы были». Ещё и Ивлеева «сильная и независимая проститутка». Мерзко и гадко смотреть на обоих», — пишет Артемий Е.

Напомним, первой женщиной, у которой Дудь взял интервью в рамках шоу «вДудь», была Ксения Собчак. Журналист пригласил её на съемки после того, как телеведущая объявила себя кандидатом в президенты. Многие зрители отмечали, что досмотреть интервью до конца стало для них настоящим испытанием из-за размытых ответов и лицемерия Собчак. Видеозапись набрала более 9,6 млн просмотров и обсуждалась не только на YouTube, но и по всему российскому сегменту интернета.

Читайте ранее в этом сюжете: «Раскрыл мутную личность»: Дудь выпустил интервью с Доренко

Читайте развитие сюжета: О гомосексуалах и предвыборной агитации: Дудь взял интервью у Белого

regnum.ru

Юрий Дудь рассказал Ивану Урганту, почему не берет провокационных интервью у женщин

Журналист и блогер Юрий Дудь, известный своими провокационными интервью, на программе «Вечерний Ургант» рассказал, почему не задает неудобных вопросов дамам. Он принципиально не приглашает девушек на шоу «вДудь» – не нашел «своих» героинь, у которых захочет взять интервью во что бы то ни стало. Но на примете у Юрия Дудя есть Тина Канделаки, конфликтовавшая с блогером, и Земфира Рамазанова – яркая личность.

На программе «вечерний Ургант» 29 сентября побывал Юрий Дудь – видеоблогер, известный своими скандальными интервью и громким конфликтом с Тиной Канделаки. Он заявил, что не берет интервью у женщин, потому что не встретил тех из них, с которыми захочет поговорить во что бы то ни стало. Но претендентки на участие в шоу «вДудь» у него уже имеются: Тина Канделаки, скандалившая с ним, и «ушедшая в тень» Земфира. Блогер отметил, что не любит творчество Земфиры, но она вдохновляет его как личность, а Канделаки стоит его простить за все плохое и прийти на интервью. Роликам Дудя не исполнилось и года, а его популярность растет с каждым днем: зрителю интересны его беседы с политиками, певцами, шоуменами.

Тина Канделаки, будучи генеральным продюсером канала «Матч ТВ», отметила, что никогда не придет на интервью к Юрию Дудю. Она прекрасно знает журналиста еще по Sports.ru и считает, что он предвзят к героям, у которых берет интервью. Сама Тина разговаривает в известными лицами так, чтобы поменять о них мнение к концу беседы, а Дудь с первых вопросов настраивается вынести собеседнику приговор. И если Дудь перед интервью с Канделаки будет предвзят – ей лучше не приходить на его шоу.

news.myseldon.com

Юрий Дудь, журналист: «Запуская блог, я понимал кайф YouTube, но я не понимал всю его мощь» - Аналитический интернет-журнал Vласть

Зарина Ахматова, Vласть

Фото Асылхана Назира

Полгода назад главный редактор российского спортивного портала Sports.Ru Юрий Дудь записал для своего блога на YouTube интервью с российским рэпером Баста. Следующее было с рэпером L’One. Ну, а после интервью со Шнуром, которое набрало почти 4,5 млн просмотров на YouTube, стало понятно: канал «вДудь» оказался больше, чем просто блог. Юрий приехал в Алматы, чтобы прокомментировать игру Арсенал-Челси в рамках Суперкубка Англии по футболу в клубе Tennisi.kz. За несколько часов до начала матча в интервью шеф-редактору Vласти Зарине Ахматовой, журналист, а теперь звезда YouTube рассказал,  что он  и представить не мог, что его журналистский эксперимент обернётся подобным успехом. А также - о том, почему он любит Россию, что спросит у Путина и зачем Дудю шесть жёлтых рубашек на случай, если придется менять профессию. 

 «ДЕЛАЙ, ЧТО ДОЛЖЕН И БУДЬ, ЧТО БУДЕТ» 

Ахматова: Говорят, вы не любите разговоров о медиа.

Дудь: Я?!

Ахматова: Ну, и отлично, с вами есть что по теме обсудить. В условиях, когда все умирает, вы сделали простую, но гениальную штуку – ушли на YouTube. Люди истосковались по живому и интервью на вашем канале собирают миллионные просмотры. В связи с тем, что я смотрю многие из них, у меня вопрос – как? Как у вас до сих пор не возникло проблем?

Дудь: Каких?

Ахматова: Взять хотя бы интервью с Чичваркиным. (Бывший владелец Евросети, проживающий ныне в Лондоне -V)

Дудь: Да.

Ахматова: Не было никаких вопросов?

Дудь: Каких вопросов?

Ахматова: После «ну, если бы у Путина оторвался тромб, история в России пошла бы по другому сценарию»…

Дудь:  Ну так. Смотрите. Это же не я сказал, это мнение человека – он может говорить об этом в своем YouTube-блоге, он может сказать это в Instagram-сториз, в Facebook, в чем угодно еще. Ну, в общем, я понимаю, что со свободой слова в России катастрофические проблемы, но я все-таки смею думать, что я продолжаю жить и любить свободную, пусть и с некоторыми поправками, страну. И если даже за такое будут здесь случаться проблемы, то это будет для меня ммм... скорее удивительно. Проблемы случаются в тех местах, на которые государство имеет прямое влияние. Конкретно – в медиа, официальных, в медиа, у которых есть владелец, а так вышло, что большинство русских медиа, по крайней мере, больших, так или иначе управляемы. А на YouTube как-то тяжело повлиять.

Ахматова: Дело же не в том, что вы свободный человек и можете послать в случае чего. Вы же понимаете, как только растет аудитория, будь то медиа, YouTube-канал или Facebook-страница, это приковывает определенное внимание. У вас есть кризисный план на этот случай?

Дудь: Прямо кризисный план?

Ахматова: Юрий, ну, например, ваш Роскомнадзор, снова придумает что-нибудь... новаторское.

Дудь: Я слежу за тем, чтобы все было по закону, даже исходя из тех законов, с которыми ни один нормальный человек согласиться, конечно, не может. Но если они найдут способ придраться... Вот смотрите, моя концепция довольно простая. Как надо жить? Ну, как мне кажется, я не проповедую ни в коем случае. Понятно, что ограничений, страха, опасений, всего остального в современной России – очень много. Понятно, что человеку, который стремится быть свободным и ярким, это не может нравиться. 

Но правило: «Делай, что должен и будь что будет» – эта та самая штука, которая позволяет тебе нормально засыпать, бодро просыпаться и ходить по улицам, не оглядываясь. 

Ну, и к тому же, я бы не стал себя переоценивать относительно того, что ну, прям так сильно я могу кого-то заинтересовать.

Ахматова: Наверное, надо постучать по дереву, хоть никто не суеверный.

Дудь: (Смеется) Нет, ну, может, то, что я сейчас вам говорю – это средство самопсихотерапии, а может, и правда. Но я хочу считать, что это правда. Не такой уж я и большой!

«ПОЛГОДА НАЗАД Я И ПРЕДСТАВИТЬ НЕ МОГ, ЧТО НЕ СМОГУ  СПОКОЙНО ЗАЙТИ В ТРЦ В МОСКВЕ»

Ахматова: Что-то вырезали из интервью по этим самым цензурным соображениям?

Дудь: Только неинтересное.

Ахматова: А было такое, что кто-то из гостей сказал-пожалел-перезвонил-попросил убрать?

Дудь: Последние десять, наверное, человек вообще не визируют интервью. У нас договоренность. Когда мы набрали мощь, мы решили позволить себе эту историю – ну, блин, сорри, мы не визируем интервью.

Ахматова: А с кого начали не визировать?

Дудь: Не смогу вам точно сказать.... Например, есть интервью Гуфа, степень откровенности которого зашкаливает. При этом, он бросил мне в WhatsApp аудиосообщение, в котором попросил – «Слушай, я вот там Птаху присобачивал, можешь вырезать ну, хотя бы этот момент?». «Этот момент» - это четыре секунды, самые безобидные, но просто в представлении Гуфа – это что-то важное, хотя из всего того, что он рассказал, это наименее значимая штука. Ну да – я вырезал, интервью ничего не потеряло. Резонанс и уровень восприятия не пострадали совершенно.

Ахматова: А почему вообще вы решили делать эти интервью? Я читала, про «просто хотел прокачать скиллзы».

Дудь: Именно.

Ахматова: Только это?

Дудь: Только для этого, честное слово! 

Если вы думаете, что я мог представить себе, что через полгода, я не смогу зайти в торговый центр в Москве, потому что там обязательно найдется от 20 до 120 человек, которые захотят со мной сфотографироваться, то это не так.

Я бы никогда в это не поверил.  Запуская блог, я понимал кайф YouTube, но я не понимал всю его мощь. Я не понимал, что это реально – современный телевизор! То есть, это та штука, которой телевизор был в 90-х в начале «нулевых» - как только ты начинал делать телевизор, ты, что называется «просыпался знаменитым». Эта история давным-давно закончилась в русском телеке, потому что каналов - немерено, программ в 40 раз больше, чем каналов, ведущих в четыре раза больше, чем программ. И соответственно, история про хайп, узнаваемость, востребованность и все остальное – она и близко не такая. А в YouTube – все это есть. Я, разумеется, не думал, что все так будет. Я честно хотел попробовать – получится или нет? Получится то, что вроде как получалось в спортивном мире – делать интервью об общественно-политических вещах... Хотя нет, не об общественно-политических, а о не спортивных вещах. Потому что самое последнее, что я хотел бы - чтобы «вДудь» воспринимался, как блог про политику или что-то еще, из-за того, что туда приходят в числе прочих - политические гости. Точно также, как я не хотел бы, чтобы он воспринимался, как блог про «русский рэпчик», потому что там есть русский рэпер. Это история про другое – это история про интересных людей, которая показывает, что Россия, несмотря на все свои проблемы, это невероятно интересная, крутая, большая, разная, самобытная страна, в которой я обожаю жить и которую я обожаю исследовать. И именно таким образом, через людей, добившихся того или иного успеха, мне ее очень нравится исследовать.

Ахматова: И когда вы «проснулись знаменитым»? После какого выпуска, со Шнуром?

Дудь: Так. Знаменитым? Только давайте тогда, именно так, как вы показали, только с кавычками «проснулся знаменитым». Ну, скажем так, когда количество фотографий, которые я делаю за день, перемещаясь по городу, перевалило за стабильные 10 в день.

Ахматова: При этом вы пропагандируете метро. Уже пересели?

Дудь: Я не пропагандирую, просто Москва – неудобный город, чтобы ездить не на метро. Авто было у меня давно. Позволить себе передвигаться не на метро могут люди, у которых очень много свободного времени, у меня нет свободного времени, я должен максимально насыщать свою жизнь, а нет более удобного, комфортного и быстрого транспорта, чем метро в Москве. А поскольку мне надо переделать кучу дел, я езжу на метро. И совершенно не парит меня это. Ну, да, куча народу не может поверить, что с окраины московского метро вместе с ними едет чувак, которого они смотрели в YouTube, но это их проблемы, что они не верят. В моем представлении - это совершенно нормально. Каким бы узнаваемым ты ни был, если ты себя уважаешь, и свою свободу времени, логично ездить на метро.

Ахматова: Если у тебя нет «выделенки», да. Пока не мешает?

Дудь: Я отношусь к этому максимально просто. Сколько бы людей не хотело со мной сфотографироваться, для большинства из них – это встреча с человеком, которого они видели на YouTube. Для них это впечатление, как минимум на час, как максимум на день. Если я, так сложилось, могу им на час какое-то прикольное впечатление подарить, то я из уважения к миру, и к той малине, которая на меня сейчас свалилась, безусловно, должен им в этом помочь. Это мой священный долг. 

Ахматова: Другая сторона – а когда стало легче договариваться об интервью?

Дудь: Да, тут был простой показатель. Когда вышло интервью Шнура. До него я как раз начал договариваться об интервью с Амираном Сардаровым (автор блога Дневник Хача - V), возможно, главным человеком русского YouTube последних двух лет. Я стал договариваться с ним после двух интервью. Помню, я это как раз делал в «Красной стреле», которая тащила меня из Питера в Москву после съемок интервью со Шнуром. Я написал ему, сказал, вот я блог запустил, Баста был, L'One, придешь? Он сказал: «Чувак, отличные интервьюхи, но пока нет времени» и все остальное.

Ахматова: А вы были знакомы?

Дудь: Нет, я просто знал его контакты и написал ему в вотс-апчик. А потом вышло интервью со Шнуром, которое тогда так или иначе срезонировало сильнее всех трех, и где-то на пересадке на канатной дороге в Доломитовых Альпах, где легче, чем на склоне подгружался интернет, мне пришло сообщение, от Амирана, что мол, чувак, я посмотрел интервью Шнура, я готов прийти к тебе в гости. И вот это был переломный момент, когда люди, которые представляют интерес для публики и для меня, поняли, что если они придут во «вДудь», то есть вероятность, что это будет интересно и им самим, и их аудитории. И это был прямо переломный момент.

Ахматова: Все ли было хорошо с Навальным после интервью?

Дудь: А что могло быть не хорошо?

Ахматова: Нервно не реагировал?

Дудь: Навальный? Серьёзно? Мне кажется, он интересно провел это время.

Ахматова: Юра, ну, это же прям уже какая-то хрестоматия - ловить Навального на том, что он не болельщик «Спартака».

Дудь: Ну, это два раза было. И да, мне неловко, что пришлось дважды воспользоваться этим приемом, но…

Ахматова: … Но он сам виноват?

Дудь: (Смеется) Не, ну тут каждый сам решает, виноват он в этом или нет, я, конечно, отношусь к этому заявлению, как и говорил: это такой нормальный политический популизм. Но, блин, в этом-то и проблема российской политической системы, что кроме Навального нет людей, которые стремятся к настоящей политической популярности. А это и есть KPI работы политика – быть популярным, также как у поп-звезды. Люди ходят на твои концерты – значит, ты нормально живешь. Не ходят – значит, ты бедствуешь. Также и политики – люди хотят за тебя голосовать, значит, ты нормально живешь и работаешь, не хотят – значит, ты на обочине. Было нормально, в общем. С Алексеем Навальным – проблема в том, что при нынешней извращенной, изнасилованной системе медиа в России, очень многие мои коллеги, хотели бы с ним поговорить, но так вышло, что они работают в медиа, в которых ну, нельзя публиковать интервью с оппозиционерами. Вот так вот получилось. Поэтому он, конечно, как человек пассионарный, испытывает недостаток в том, чтобы с кем-то зрелищно погалдеть для публики.

Ахматова: Боюсь ошибиться, но на sports.ru вы же тоже с ним делали ранее интервью?

Дудь: Да, вот там я тоже использовал прием со «Спартаком». Это было перед Олимпиадой в Сочи, Навальный в интервью рассказывал, кто сколько украл на олимпийских объектах в Сочи, по заверениям его фонда борьбы с коррупцией. 

Ахматова: Вы в 24, кажется, года возглавили sports.ru и чувствуете себя там свободно, как журналист, насколько я понимаю?

Дудь: Более того, с одной стороны, я горжусь, а с другой стороны – я бесконечно грущу, что так вышло, что мы работаем в одном из немногих свободных медиа в стране.

Ахматова: А как так получилось, что вы – свободное СМИ?

Дудь: Мы пишем о спорте. Ну, как получилось? Изначально, как и многие медиа, мы были учреждены частными инвесторами, а менеджмент компании вёл политику, максимально строго, максимально считая деньги, для того, чтобы не уходить «в минуса», для того, чтобы у учредителей был интерес, смысл и логика оставаться в этом проекте. Если ты начинаешь быть сильно убыточным, то, разумеется, тебя хотят куда-нибудь сплавить. А если у учредителей есть влияние, то наверняка тебя сплавят в какой-нибудь государственный холдинг. А мы никогда не скрывали, что мы самая заточенная на деньги редакция, в том смысле, что старались не переплачивать ни за что, не позволять себе какую-нибудь роскошь, лишь бы иметь возможность черное называть черным, а белое называть белым, и искренне этому белому радоваться.

Ахматова: Вот в 24 года вы возглавили СМИ, что было – эйфория, ответственность, страх?

Дудь: Я так устроен… Я уже говорил коллегам… В общем, есть такой тренер Андрей Назаров, который тренировал несколько раз хоккейный клуб «Барыс», делал он это всегда довольно скандально, скажем так. Но при этом ему принадлежит фраза сказанная много-много лет назад, которую, несмотря на категорические различия по многим пунктам с Андреем Назаровым, я так или иначе у себя под темечком держу. Он сказал как-то: «Главное в жизни – не обоср***ться». И вот какой бы большой челлендж у меня в жизни не предстоял – интересное назначение, интересная работа – сам факт этого челленджа, для меня не является успехом, для меня успех, это когда она получается. Поэтому в 24 года я испытывал такое ощущение – ну, блин, сейчас надо просто…. Наверное, нам нельзя материться?

Ахматова: Чувствуйте себя, как дома.

Дудь: Я не знаю, правда, более точного слова – я тогда думал: сейчас надо просто еб…шить, для того, чтобы не подвести тех людей, которые тебе это доверили. Единственная эмоция, которая у меня тогда была.

Ахматова: Сейчас, насколько я понимаю, канал на YouTube приносит вам больше, чем Sports.Ru? Денег.

Дудь: В разы. Значительно больше, да.

Ахматова: Будете совмещать?

Дудь: Буду делать то же, что я и делал на протяжении почти шести лет последних – почти всегда у меня была основная работа – sports.ru и какая-то вещь, вторая, которая была однозначно второй работой, и по приоритетам, и по времени, которое я на нее трачу. Среди них бывали работы, которые тоже приносили мне больше денег, чем sports.ru, в этом ничего нет необычного, просто в приоритетах sports.ru был, есть, и надеюсь, будет, под номером один, сколько бы той самой малины не падало на счет ИП и просто на мою жизнь. 

Ахматова: Вы неоднократно повторяете мысль о том, что у спорта аудитория всегда будет меньше…

Дудь: Скажем так – в нашей стране, в данный исторический момент. В 2017 году в России спорт действительно не так популярен, это общая беда, она во многом связана с тем, как упаковывают, управляют и продают русский спорт все те 25 лет, что я могу за этим наблюдать. Ну, сознательно я могу меньше наблюдать, я имею в виду ту, самую независимую Россию.

Ахматова: На телек не хочется снова?

Дудь: На телек?!

Ахматова: На спортивный.

Дудь: Никаким образом. Спорт от политики категорически не разделим сейчас. Это накладывает на тебя какие-то обязательства по части того, что ты можешь говорить, а что – не можешь.

Ахматова: А в какой момент это началось?  Олимпиада? Или это не заканчивалось?

Дудь: Связь политики и спорта обострилась, наверное, перед Олимпиадой, а в целом, это строго говоря, не заканчивалось, но пик этого – когда государственные корпорации пришли спонсировать русский спорт. Русский спорт – глубоко убыточен, очень мало народу стремится делать его хотя бы похожим на прибыльный. А если это история не про бизнес, то это история про крепостной театр. Скажем так. Со всеми вытекающими. Так сложилось, что большинство заметных проектов живет за государственный счет, а государство - это равно политика.

Ахматова: Говорят, «Матч-ТВ» разваливается.

Дудь: Я не знаю, я там не работаю. У меня программа там была, но она была на аутсорсе, мы производили, канал ее покупал.

Ахматова: Я на Meduza читала ваш комментарий по этому поводу в большом разоблачающем менеджмент канала материале. Вы его читали сами, материал?

Дудь: Да.

Ахматова: И вам кажется развал канала симптоматичным?

Дудь: Что именно? Я не понимаю значение слова «симптоматично».

Ахматова: Окей. Давайте так...

Дудь: Не, серьезно. Вы можете прямее спросить.

Ахматова: У «Матч-ТВ» были шансы при таком менеджменте? (Телеканал возглавляет Тина Канделаки - V)

Дудь: При таком – нет. Вообще, конечно, были. А при таком менеджменте, тут и скрывать ничего не надо, менеджмент за 1,5-2 года совершил ТАКОЕ количество, в том числе, стратегических ошибок, и главная была в том, чтобы ВЕСЬ спорт (трансляции) закупить и показывать, и попробовать бесплатно их запихать в голову зрителя. И заканчивая всякими разными частными на канале историями, ну, конечно, шансов тут было недалеко от zero. 

«В ОТЛИЧИЕ ОТ МНОГИХ РУССКИХ ЛЮДЕЙ, ДЛЯ МЕНЯ НЕТ ПРОБЛЕМЫ ТОРГОВАТЬ НА РЫНКЕ»

Ахматова: Вы говорите студентам и начинающим журналистам – ребят, не приходите в эту профессию.

Дудь: Да. Не надо.

Ахматова: Я в принципе тоже так говорю.

Дудь: И правильно.

Ахматова: Тем не менее, вопрос – это вы так фильтруете кадры или вам действительно кажется, что в ближайшее время в наших странах ловить нечего?

Дудь: Это знаете, как примерно, с кем-то из людей, еще не заливавших себе под кожу чернил, говорить про татуировки. Любого надо попытаться отговорить. Допустим, на трёх из десяти это повлияет, и они не зальют себе чернил под кожу, и, наверное, правильно сделают. А те, семеро, кому прям неймется, тебя не послушают и сделают – значит, они точно этого хотели. И значит, им точно – пора. Это, во-первых, способ отсечь неопределившихся, а во-вторых, я искренне так считаю – ну, блин зачем идти сейчас в работу, в которой заведомо будешь становиться заложником, пленником совести, в том числе. Что за жесть. Тебе кто-то будет объяснять, что нельзя называть хорошее хорошим, а плохое плохим. Более того, ты можешь попасть на работу в медиа, где тебе будут говорить, что хорошее надо называть плохим, а плохое – хорошим. И тогда уже книга, читаная нами на всех журфаках мира, господина Оруэлла, она просто явится на любом журнальном столике этих журналистов. И, в общем, мне кажется, это будет повод – понять одну простую штуку, что ты совершил чудовищную ошибку, выбирая свою работу. Я не вижу вообще никаких перспектив у журналистики при нынешних обстоятельствах в том понимании, в каком ее надо понимать. Поэтому почему бы лишний раз не предупредить эти молодые неокрепшие души, которые в силу возраста должны совершать ошибки, что сейчас, они, возможно, на пороге самой большой ошибки.

Ахматова: А вы себе в какой-то из моментов говорили так: «Друг, ну, наверное, зря ты пошел в МГУ на журфак»?

Дудь: Нет, я никогда себе так не говорил. Во-первых, я все-таки застал времена, когда все было по-другому, несмотря на то, что я не самый старый человек. А во-вторых, я же легко отношусь к этой истории. В отличие от большинства коллег, я не считаю, что надо всю жизнь провести в журналистике. И какие бы локальные «успешки», не встречались бы мне на протяжении карьеры, они – весьма скромные, и что бы не происходило, я понимаю, что завтра или послезавтра, все может закончиться. Ну, не берем какие-то ужасные вещи, но может, например, закончиться профессия. Послезавтра, я буду ехать из «Шереметьево» и, например,  пойму, что все. И вот для меня, в отличие от многих русских людей, нет проблемы пойти на рынок торговать помидорами. Я воспитан в традиции, что не бывает стыдных профессий. Бывает стыдно  быть нищим и таким, как большинство сотрудников ВГТРК. Вот это стыдно.

Ахматова: А нищим-то почему стыдно?

Дудь: Ну, блин…

Ахматова: Бедность – порок?

Дудь: Бедность не порок. Стоп. Если у тебя есть две руки, две ноги, и если, в общем, у тебя семья голодает, мне кажется, это для любого мужчины все-таки стыдно. Ты должен крутиться вертеться. Тот, у кого есть мозги и руки никогда не умрет от голода и скуки. На мой взгляд, это золотое правило, и если человек им не пользуется, мне кажется, он не прав. И если он, тем более, так или иначе, отец семейства, извините мне мой сексизм, патриархат, или как-то это еще назвать, то это особенно актуально. 

Ахматова: Кстати, про сексизм и патриархат. Вопрос от женской половины редакции. Почему женщин нет в «вДуде?» И когда будет первая девочка, если будет?

Дудь: Она наверняка будет… А почему вы обратили внимание на то, что нет девушек? Для вас мужчины и женщины отличаются чем-то? Как личности…

Ахматова: Видимо, для вас отличаются, судя по гендерной статистике блога.

Дудь: До вашего вопроса я даже не замечал этого.

Ахматова: Да ладно, Юра, там столько комментариев, и каждый второй должен спросить про это. Да все пародии на вас, что я видела, об этом. Все три.

Дудь: Так, стоп-стоп-стоп! Вот для меня женщина и мужчина отличаются как существа…

Ахматова: Оу…

Дудь: В быту, во всем остальном… Но в работе я вообще не делаю различий. И я не обращаю внимания - зову я в гости женщину или мужчину, я зову интересного человека. А то, что он мужчина – получается в связи с обстоятельствами.

Ахматова: Да, так получилось, что из интересных – только мужчины.

Дудь: Ну, из-за того, что та же девушка, которую я звал – не смогла.

Ахматова: О, вы звали, да?

Дудь: Ну, а как вы думаете? Ну, неужели…

Ахматова: Кто же она? Кто вам отказал?

Дудь: Не скажу.

Ахматова: Из политики?

Дудь: А в политике есть женщины?

Ахматова: Политика или шоу-бизнес?

Дудь: В политике я не знаю женщин.

Ахматова: Да?

Дудь: А нет, они есть. И они, к сожалению, весьма своеобразно влияют на нашу страну сейчас. Ну, скажем так – да, это что-то близкое к шоу-бизнесу. К развлечениям.

Ахматова: А я что, первая спросила? Вы так удивились. Наверняка же все спрашивают.

Дудь: Ну, да, это стандартный вопрос, и я придумал стандартный ответ вот этот: «Почему вы обратили на это внимание?» Ну, потому что я действительно не обращаю на это внимание, для меня не отличается, еще раз говорю, по работе, принимая решение, принимать на работу парня или девушку, я никогда не думаю какого человек пола. Истеричек среди мужиков – огромное количество.

Ахматова: Это да.

Дудь: Лентяев среди мужиков – огромное количество. Расконцентрированных людей… то есть, все те вещи, которые типа стереотипно приписывают, вообще мне никаким образом не близки. Есть интересный человек и не интересный, способный и не способный. А вот на мужчин и женщин я все-таки делю в других обстоятельствах – в клубах, ресторанах, при доставке мебели тяжелой, в квартиру… Мне кажется, это тоже неправильно…

Ахматова: Все, спасибо, я поняла. Стеб заготовкой засчитан тоже.

Дудь: Вот. 

«В МОСКВЕ НЕ БУХАЮЩИЕ САНТЕХНИКИ ЗАРАБАТЫВАЮТ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ЖУРНАЛИСТЫ»

Ахматова: Вы сказали важную вещь о том, что большинство русских людей – хотя мне кажется, это не русская традиция, а такая – постсоветская, в общем, о том, что западло интеллигенции что-то делать руками.

Дудь: Ну, я говорил про классическую традицию воспитания – не будешь хорошо учиться, пойдешь двор мести или на рынок торговать. Это ужасная традиция. Другой вопрос – мы должны понимать, что это обусловлено в том числе неправильным государственным устройством, когда большое социальное расслоение и далеко не все рабочие профессии позволяют жить так, как они позволяют жить в западном или американском социализме. Там, понятно, что ты зарабатываешь меньше, если ты сантехник, но при этом тебе этой суммы хватает, чтобы жить нормально. Другой вопрос, что в Москве сейчас сантехники получают точно больше журналистов, не бухающий сантехник сейчас в России вот точно – отличная работа, которая позволяет нормально жить, если ты правильно расставляешь приоритеты, и не калдыришь с утра до вечера.

Ахматова: А вы чем могли бы заниматься, если вдруг – после журналистики?

Дудь: Не знаю. Я может, льщу себе, но думаю, что я мог что-нибудь продавать, конечно. Я не знаю, это во мне национальное говорит или нет, но продавать – это клево. Национальное, в смысле – украинское.

Ахматова: Продавать на рынке? Или что? Пиар?

Дудь: Пиар – это не про продажи, это про типа делать атмосферу чище. Про продажи - маркетинг.

Ахматова: Скажем так, чью-нибудь репутацию?

Дудь: Что угодно. Мне было бы интересно попробовать на предмет того, получится или нет.

Ахматова: Прямые продажи? Какие продажи? Давайте поточнее.

Дудь: Ну, смотрите. Когда в 2014-м году разгромили Ленту.ру, я сказал второй половине, чтобы она присмотрела места, где можно купить желтые рубашки – шесть на неделю, потому что до конца года, как мне тогда казалось, разгромят вообще всех независимых, я пойду в Евросеть продавать телефоны, потому что мне кажется, что в Евросети можно сделать максимально быструю карьеру, от прямых продаж до топ-менеджмента. Круто продаешь – повышаешься. Ну, и типа прошло уже три года, но пока желтые рубашки не пригодились. Но я вообще не вижу в этом никаких проблем – даже в прямых продажах.

Ахматова: А разгром Ленты было трудно пережить?

Дудь: Ну, мне было обидно. Я грустил пару дней…

Ахматова: Пару дней?!

Дудь: А сколько?

Ахматова: Ну, вы прям не типичный российский журналист…

Дудь: Я слишком занят, к сожалению… Я не понимаю, на кого вы сейчас намекаете, на ребят из разгромленной Ленты?

Ахматова: Да нет, я к ним хорошо отношусь.

Дудь: Они очень достойно вышли из ситуации, сделав альтернативное медиа, которое, при всех вопросах, которые к нему возникают, оно весьма ОК. Очень даже по всем параметрам.

Ахматова: Были предложения примкнуть к meduza?

Дудь: Зачем им человек про спорт? Очевидно, что это не та профильная история, которая могла бы быть. И потом они видят, что я пока так или иначе при деле, и я знаю, что среди журналистов Meduza много читателей sports.ru - это приятно, и моя задача делать так, чтобы они оставались с нами и приводили всех тех коллег, которые не обернулись еще нашими читателями. 

Ахматова: Профессиональный, хотя и тоже очевидный вопрос – есть человек, с которым, ну, очень хочется сделать интервью, но не получалось пока?

Дудь: Конечно. Владимир Путин. Без вариантов. Он в этом списке с большим отрывом – под номером один.

Ахматова: Вы знаете, о чем вы будете с ним говорить?

Дудь: О стране, которую я очень люблю и которую, я надеюсь, очень любит он. Вопросов – немерено. Просто немерено.

Ахматова: Попробуете предложить?

Дудь: Не знаю. Посмотрим. Все может быть. 

vlast.kz


Смотрите также