ИНФОРМАЦИЯ

Давай поженимся анна


Плотненький и летает бизнес-классом. Семенович нашла мужчину на шоу «Давай поженимся!»

Анна Семенович

Последние отношения Анны завершились в прошлом году. Богатый англичанин долго ухаживал за певицей и даже звал переехать к себе, но она отказалась от жизни в Лондоне. С тех пор 41-летняя певица одинока. «Нет времени знакомиться. И работаю так много, что иногда не понимаю, в каком городе нахожусь и какой сейчас день недели», — призналась Семенович в эфире шоу «Давай поженимся!».

В студии Первого канала появились трое мужчин, которые схлестнулись в борьбе за сердце экс-солистки «Блестящих». Юрий удивил Анну тем, что владеет собственной компанией недвижимости и хорошо зарабатывает. Кроме того, он уже оказался с ней знаком. «Вы — девушка моей мечты», — мечтательно произнес жених.

Семенович спросила, как у него обстоят дела с финансами, потому что не хочет тащить на себе мужчину, и вдогонку поинтересовалась: «Летаете ли вы бизнес-классом?». Юрий смутился, но сообщил, что может позволить себе такие траты и свою любимую женщину будет возить только лучшими самолетами. «Неплохой, с юмором, плотненький. Круто, что он стоит на ногах», — сделала вывод Анна.

Юрий называет Анну девушкой-мечтой Футболист Дмитрий оказался слишком молодым для Анны

Другой претендент был значительно моложе нее — 30-летний Дмитрий футболист и телохранитель. На шоу он пришел с порванными связками, но это не помешало ему привлечь внимание красавицы разговорами и внешними данными. А вот сюрприз на сцене не удался — он попросил сыграть семейную сценку, которая Анне не слишком понравилась. «Лучше бы мы в мячик поиграли одной ногой», — заявила Семенович.

не пропуститеАнна Семенович: «Зачем мне нищеброд?»

Третий жених Максим идеально подошел звезде по возрасту, но смутил ее наличием детей. Да и Гузеева с Сябитовой не слишком тепло приняли этот вариант. «Мне он сначала показался напыщенным, а потом в диалоге раскрылся», — сказала солистка.

Но в итоге знаменитость выбрала Юрия. Исполняя хит, она спустилась к нему и пригласила на сцену допеть свою песню «Ищу мужа» вместе.

Жених Максим раскрылся в разговоре с Анной В итоге Семенович выбрала Юрия

Фото: Instagram, кадры из шоу «Давай поженимся!»/Первый канал

Вслед за Волочковой! Анна Семенович выбрала богатенького мужчину на «Давай поженимся»

Долгое время сердце Анны Семенович пустует. Артистка никак не может найти того единственного. Когда попытки самостоятельно найти мужчину изжили себя, Семенович обратилась за помощью к Ларисе Гузеевой.

Став гостьей шоу «Давай поженимся», певица призналась, что ей надоело одиночество, а на новые интересные знакомства у нее не хватает времени. Гузеева и Роза Сябитова подобрали для Анны троих мужчин. Один из них оказался слишком молод для певицы, второй имел детей, а вот третий жених отлично подошел для Семенович. К тому же, он уже был знаком со знаменитостью.

«Вы — девушка моей мечты», — признался Юрий.

У мужчины есть собственный бизнес и недвижимость. Анна Семенович решила проверить, много ли зарабатывает мужчина. Певица поинтересовалась, летает ли Юрий бизнес-классом. Сначала мужчина смутился, но потом отметил, что спокойно готов возить девушек на лучших самолетах в лучшие курорты.

 «Неплохой, с юмором, плотненький. Круто, что он стоит на ногах», — заявила Семенович.

В результате выбор певицы пал именно на состоятельного пухляка. Анна позвала его на сцену, чтобы допеть и станцевать с ним под свой трек. Как дальше будут развиваться их отношения, покажет время.

Подпишись на нас в Яндекс Новостях

"Плотненький, как я люблю": Семенович нашла жениха на шоу "Давай поженимся!"

41-летняя Анна Семенович приняла участие в шоу Первого канала "Давай поженимся!" в надежде повстречать мужчину мечты, сообщает Cosmopolitan.

Лариса Гузеева недавно удивила поклонников, раскрыв имя очередной участницы шоу "Давай поженимся", которой оказалась российская певица Анна Семенович. По словам артистки, из-за работы у нее нет времени на знакомства с мужчинами.


Мне нужен муж, который примет то, что я буду продолжать работать. Я готова работать меньше, готова замуж, готова к семье.

По словам Анны Семенович, в пандемию она закрутила роман с англичанином. "Год общались по скайпу. Но хочется потрогать, обняться, хочется засыпать вместе. Он звал меня переехать в Лондон, хотел, чтобы я перестала работать", — отметила звезда.

Анне Семенович приглянулся на программе бизнесмен Юрий, любящий путешествовать и имеющий дочь от прошлого брака. 

По его словам, однажды певица ему подмигнула на концерте. Ради программы предприниматель переоделся в тигра, тогда как Анна примерила на себя роль укротительницы.

"Какой замечательный, игривый мужчина! С юмором, плотненький, как я люблю", — сказала Анна Семенович.

В результате Семенович выбрала именно Юрия, предпочтя его футболисту Дмитрию и увлекающемуся йогой Максиму. 

"Женихи все классные. Я счастлива, что пришла", — отметила знаменитость.

Как писал Ruposters Life, ранее Волочкова улетела на Мальдивы с банщиком, которого увела у невесты из "Давай поженимся!".

Анна Семенович о женихе с «Давай поженимся!»: «Юрий мне понравился, я его выбрала»

Многие звезды приходили на «Давай поженимся!» в поисках женихов и невест. Например, актер Виталий Гогунский даже выбрал себе в спутницы арт-директора ночного клуба Аурику, но вскоре сочетался браком с другой.

Дважды участвовала в шоу Дана Борисова, однако отношения с потенциальными мужьями не задались.

Музыканта-баяниста выбрала Виктория Боня , но в итоге познакомилась с бизнесменом из Монако Алексом Смерфитом и родила ему дочь.

Тимур Батрутдинов пытался встретить любовь как на этой программе, так и в шоу «Холостяк», «План Б» — и все три попытки провалились, комик до сих пор холост.

Одной из самых невероятных историю любви в соцсетях стал союз исполнителя роли Лайонела Локриджа в сериале «Санта-Барбара», актера Николаса Костера и москвички Елены Бородулиной, которая моложе звезды на 42 года! Женщина была поклонницей мыльной оперы и в особенности героя Костера, нашла любимого актера в «Фейсбуке» и у них завязалась переписка. Ради молодой избранницы Николас оставил семью и перевез Елену в США. Сейчас актеру 88 лет, он восьмой год счастлив в браке с русской поклонницей.

Звезда «Игры престолов» Софи Тернер встретила мужа благодаря «Инстаграму». Музыкант Джо Джонас был подписан на нее и однажды решил отправить актрисе сообщение. Роман, который начался в 2016 году в мае 2019 вылился в свадьбу, а в июле 2020 года у знаменитостей родилась дочь Уилла. Младший брат Джо Ник, можно сказать, что тоже обрел счастье благодаря Интернету. Музыкант ранее пересекался на светских раутах с самой знаменитой индийской актрисой Приянкой Чопрой, но только через «Твиттер» решился позвать ее на свидание. В декабре 2018 года звезды узаконили свои отношения.

Знакомство певицы Мэнди Мур с музыкантом Тейлором Голдсмитом началось после того, как она опубликовала у себя в «Инстаграме» фотографию обложки его альбома. Девушке просто понравилась музыка. Тейлор это заметил, написал коллеге, а вскоре пригласил на свидание. Артисты женаты четыре года, в феврале 2021 у них родился сын.

мечтающая о материнстве Семенович нашла мужчину на «Давай поженимся!»

Певица призналась, что на поиск возлюбленного у нее не остается времени из-за работы.

Экс-солистка группы «Блестящие» Анна Семенович не оставляет попыток найти мужчину своей мечты. Певица стала гостьей нового выпуска шоу «Давай поженимся», где призналась, что на поиск возлюбленного у нее не остается времени из-за работы.

«Дело в том, что нет времени знакомиться. Я все время нахожусь в работе, и ее так много, что иногда вообще не понимаешь, в каком ты городе или какой сейчас день недели», - отметила Анна.

*финальное выступление Семенович - на 38 минуте выпуска

Несмотря на то, что исполнительница уже долгое время мечтает о семье, она отметила, что не готова все время сидеть дома. По словам Семенович, ей нужен муж, который будет согласен с тем, что она будет продолжать работать.

«Я — человек деятельный, во мне много энергии. Мне нужен мужчина, который примет мою позицию. Я готова работать меньше, готова замуж и готова к семье», - сказала певица.

В студии Первого канала появились трое мужчин, которые захотели побороться за сердце экс-участницы «Блестящих». Первый жених Юрий удивил Анну наличием квартиры в Москве, машины и собственного бизнеса. Так же мужчина, что она - девушка его мечты.

Так как потенциальный жених часто путешествует, Семенович спросила у него, каким классом он летает. Мужчина не растерялся и ответил, что «у его любимой будет все самое дорогое: и подарки, и перелеты бизнес-классом».

Другой претендент был значительно моложе певицы - 30-летний футболист и телохранитель Дмитрий. На шоу мужчина появился с порванными связками, но это не помешало ему привлечь внимание девушки.

«Живу в Москве уже 10 лет, квартира, автомобиль. Не скажу, что у меня прямо все космос, но зарабатываю очень даже хорошо», - добавил потенциальный жених.

Третий участник шоу Максим идеально подошел знаменитости по возрасту, но смутил Ларису Гузееву наличием троих детей: «Вы с Аней могли бы быть красивой парой. Но жить вот так, когда вы идете к маленькому ребенку в гости. И потом, как только начинаются серьезные отношения у бывших, дети начинают болеть, плохо учиться».

В итоге передачи Семенович отдала предпочтение бизнесмену по имени Юрий. Исполняя в финале свой хит «Ищу мужа», она спустилась к нему и пригласила на сцену допеть песню вместе.

Напомним, в начале января балерина Анастасия Волочкова тоже приняла участие в шоу «Давай поженимся». Артистка должна была поддерживать женихов вместе с Шурой и Юлией Михалковой, однако, в итоге, не помогала претенденту на сердце невесты, а соблазняла его.

Анна Семенович нашла себе жениха на шоу «Давай поженимся!» | Lifestyle

После неудачных попыток найти себе мужа, Анна Семенович пошла на шоу «Давай поженимся!». И здесь Лариса Гузеева с Розой Сябитовой подготовили ей нескольких претендентов.

Певица рассказала, что в прошлом году закончились ее очередные отношения. Она встречалась с англичанином, который даже звал ее с собой на родину.

Теперь Аня одинока: «Нет времени знакомиться. И работаю так много, что иногда не понимаю, в каком городе нахожусь и какой сейчас день недели».

Из трех женихов Семенович больше всех понравился Юрий. Он впечатлил Анну тем, что владеет собственной компанией недвижимости, хорошо зарабатывает. Кроме того, он уже оказался с ней знаком. 

Претендент признался артистке: «Вы — девушка моей мечты». Все его достоинства и доходы оказали положительное впечатление на Анну.

В результате она отметила: «Неплохой, с юмором, плотненький. Круто, что он стоит на ногах». В конце шоу она исполнила песню «Ищу мужа» и позвала Юрия к себе на сцену. 

Ранее на этой передаче очередного возлюбленного себе нашла Анастасия Волочкова. 

90 000 «Она пользовалась моими духами»: Анне Хилькевич не повезло с няней для дочерей

И когда няня оставила ребенка актрисы курьеру. Звезда сериала «Универ» Анна Хилькевич — счастливая жена и мама двоих дочек. Старшей Арианне уже 5 лет, а младшей Марии всего два годика. Недавно Анна Хилькевич призналась подписчикам, что снова ищет няню для девочек. Оказывается, звезде очень не везет с представителями этой профессии. Актриса решила рассказать сразу о нескольких скандальных случаях, после чего ей пришлось уволить нянь и снова заняться поисками настоящей сотрудницы.Снова ищем няню для девочек. Эта эпопея не дает мне покоя уже 5 лет, - начала свой рассказ звезда. Потом Анна начала рассказывать странные истории о нянях: «Мне очень нравилось пользоваться своими духами. Еще одну уволили после того, как она сказала моему ребенку: «Убирайся отсюда». Еще одну заметила и сфотографировала моя подруга, когда первая БЕЖАЛА с ребенком на руках НЕ по коридору. Помню, тогда я был ТАААК злым. И она не призналась в своем поступке, но ее подруга сфотографировала - она ​​не могла выйти.Был случай, когда няня оставила годовалую Ариашу с курьером на улице. Няня тоже была там, когда узнала, что мы всей семьей едем в отпуск, спросила, может ли она пожить с мужем в нашей квартире на время нашего отсутствия». Сейчас Анна считает себя профессионалом на собеседованиях на должность няни и старается учитывать все предыдущие ошибки. «Я против няни, слышала много случаев, но своему ребенку точно не доверяю», «Смеюсь, какой кошмар», «Профессия няни появилась в нашей стране недавно.И теперь все едут туда. Я не верю в идеальную няню. Бабушка - лучшая няня.» «Как только наглости хватит. Хорошо, что вы прощаетесь с теми, «Какой кошмар», — ответили подписчики. Многие признались, что именно из-за таких случаев не готовы доверить своих детей чужим людям. Напомним, звезда сериала «Универ» Анна Хилькевич вышла замуж за бизнесмена Артура в августе 2015 года. До этого события они встречались два года. А в сентябре он узнал о первой беременности актрисы.Анна и Артур стали родителями 14 декабря 2015 года. У них есть дочь Арианна. Самая младшая девочка артиста родилась 20 августа 2018 года. Вскоре после рождения Маши Анна Хилькевич начала работать. Звездная мама не скрывала, что заниматься с детьми ей помогали няни. На мгновение Анна порадовалась, что не вставала ночью с младшей дочерью и не считала такие жертвы оправданными. Теперь звезда думает по-другому и старается проводить больше времени с обеими девушками. _ Фото, видео: Instagram @annakhilkevich_ Важно знать: Как научить ребенка помогать другим.7 главных советов «Мои 100 рублей никому не помогут». Мифы и правда о благотворительности Приметы Фонда, которым можно безбоязненно жертвовать деньги Масштаб во благо: как большой бизнес помогает людям Устали читать? Тогда слушайте и смотрите! Летидор теперь на TikTok!

Изображение.

Жасмин Сага. Том 3. Время горечи - Анна Сакович - электронная книга

ГЛАВА 1 (1968)

Студенты начали акции протеста. Антисемитизм в Польше набирает обороты. При наборе в вузы были введены дополнительные баллы для детей рабочих и крестьян. Гданьская молодежная разведывательная группа, лидер которой Якуб Шадай был приговорен к десяти годам тюремного заключения, была разгромлена. Вооруженные силы стран Варшавского договора вторглись в Чехословакию. Война во Вьетнаме идет.

В этом году март был особенно штормовым, хотя погода казалась типичной для этого периода.Днем температура была около двух градусов, а к вечеру опускалась до нуля. Ливневые дожди и снег, а также довольно сильный ветер не предвещали скорого прихода весны. Между интеллигенцией и представителями власти произошло столкновение, непосредственно вызванное фотографией Дзяды Мицкевича со сцены. Демонстрации против режима охватили всю страну. Из киосков исчезли почти все газеты, не только отечественные.На улицах города жгли газеты и журналы, сначала российскую «Правду» и «Мурзилку», сопровождаемые криками: «Пресса лжет!», «Хотим свободы слова!», «Темнокожие в школу» и другие с антипартийной позицией. Также происходили регулярные столкновения с отрядами Гражданской милиции. С одной стороны в ход шли палки, дымовые шашки и слезоточивый газ, а с другой - брусчатка. Ремонт поверхности проспекта Zwycięstwa облегчил доступ к бетонным боеприпасам. Столкновения произошли, в частности, на улице Грюнвальдской во Вжеще, возле Балтийской оперы и остановки СКМ.В инцидентах участвовало около двадцати тысяч человек, но власти достаточно быстро расправились с протестующими. Полицейские прошли своего рода учения, на которых научились пользоваться дымовыми свечами и слезоточивым газом. Молодые люди поняли, что борьба за идеалы никогда не бывает легкой, часто оплачивается кровью и слезами. Обе стороны скоро воспользуются полученным опытом. Между тем, пресса выкачивала скорлупу правды. Молодежь из рабочего класса ставилась в пример студентам, так как знала труд и усилия своих отцов и могла оценить привилегию всеобщего и бесплатного образования в Польше.Отрицательным примером была так называемая банановая молодежь, не знавшая потребностей рядового гражданина, покупавшая цитрусовые для своих детей раз в год или даже реже. Небольшая группа молодых политиков, сионистов и ревизионистов, безусловно, заслуживала осуждения.

- Пишут, что это была провокация[1]. - Марысь с трудом встала на кровать, чтобы внимательнее рассмотреть то, что они записали в дневнике. «Недаром газеты жгли, это все вздор», — прорычал он. Все болело.У него были синяки на бедрах, спине и руках. Каким-то образом ему удалось избежать более серьезных травм. Придя в сознание от удара, он услышал крики. Затем он почувствовал рывок в руке. Один из его учеников поднял его с земли и помог спастись. Марысь не могла произнести ни слова. Голова раскалывалась, тело пульсировало от боли. Он не мог связать лицо ученика с именем. Наконец он услышал, как тот спрашивает, сможет ли он вернуться домой. Он кивнул и, опершись одной рукой о стену здания, пошел.В какой-то момент ему пришлось присесть, он попытался восстановить ясность ума. Он огляделся. Он не знал, где находится. Только когда он узнал здание Балтийской оперы, он медленно пошел домой. — Безответственный скандал, — прибавил он, не отрывая глаз от газеты. - Хулиганы и оборванные подростки нарушили движение.

- Не читай, это три дня назад. Я куплю тебе свежую, — сказала Иза, взяв у него газету, хотя прекрасно знала, что пресса не изменила рассказа. Она бросила его на стол и села на край дивана.Она поправила одеяло, которым был укрыт Марыс, и нежно коснулась его щеки. Никакой лихорадки, подумала она с облегчением. - Мне никогда в жизни так не было страшно. Обещай мне, что больше не будешь ходить на демонстрации. Мы едва получили ключи от квартиры, беспокоилась она. - Надеюсь, они не заберут их у нас.

- Не волнуйтесь, мы начинаем переезд завтра. Он поцеловал ее руку. «Но…» он замялся, «чтобы вы видели...» Милиционеры пытались кидать петарды и слезоточивый газ в окна, где стояли студенты.Это было ужасно... Армяне ссали на тех, кто заблудился. Во Вжеще полицейские вытаскивали молодых людей из трамваев и избивали их, не глядя, девочки это или мальчики. Камни тоже летели в сторону полицаев... Иза, - прошептал он, - в какой стране мы живем? Они не отдадут власть, несмотря ни на что.

- Никто не любит делиться властью.

- Вы знаете, как студенты говорят в ZOMO? — спросил он, пытаясь сделать свои заявления более легкими, потому что не хотел беспокоить жену. - Мальчики Моцара.

Иза слегка улыбнулась и погладила Мэри по предплечью.

- Как вы думаете, их выгонят из колледжа?

«Не знаю», — ответил он.

Иза поцеловала его в щеку. Марысь взяла ее за руку и держала, чтобы она осталась с ним.

- Ты идешь на дежурство или к дедушке? - сменил тему.

Иза почувствовал укол грусти. Она знала, что дни Антония сочтены. Ему было за девяносто лет, он уезжал. Она не могла представить, какой была бы ее семья без дедушки.Она едва сдерживала себя, чтобы не заплакать.

— Ты прав, не меняйся, — сказала она наконец. - А теперь отдохни, а я пойду проверю, как дела у старика. Когда я вернусь, мы продолжим собирать вещи. Она наклонилась над ним и поцеловала его в лоб.

- Ну, я могу встать с постели и пойти в бары с моей жизнью! - засмеялась Марысь.

- О нет, вы лжете! Я здесь врач, — заявила она категорическим тоном. - Вы должны восстановиться, потому что мы ждем, когда нам перенесут мебель.

Она встала и подошла к проигрывателю. Она выбрала свой любимый альбом «Марыся», а когда в комнате зазвучала музыка Вебера, послала мужу поцелуй рукой и вышла из квартиры. Она должна была начать свою смену в больнице через час, но сначала хотела навестить дедушку.

Стася мыла дверь, чтобы избавиться от антисемитского лозунга. Ее движения были нервными, и она мало что могла видеть из-за слез, лившихся к ее глазам. Она попросила Хирша сменить фамилию после войны. Для этого была возможность. Это могли быть просто Ясминьские, и они были бы никому не заметны.Иосиф поседел, черты лица его немного изменились, и никто бы не заметил в нем еврея. Однако затем она посмотрела Хане в глаза. Ее красота слишком многое предала.

- Никогда не задумывались о том, чтобы немного осветлить волосы? – спросила она однажды, пытаясь сделать свою речь легкой. - Сейчас в моде блондинки.

— Нет, — ответила Ханка, пожав плечами, поначалу не понимая, что имеет в виду мать. Но когда в стране все больше заговорили о сионистах и ​​неких «десантниках» [2], уговоривших студентов на забастовку, она начала задумываться, не менять ли ей цвет.Она вспомнила обиды своих школьных друзей, она их тогда не понимала, но в последнее время все чаще и чаще смотрела в зеркало, а потом посмотрела на отца. Однажды симпатичный блондин из параллельного класса пригласил ее на мороженое. Он ждал ее перед школой, но когда она подошла к нему, кто-то закричал, чтобы она не встречалась с Гиршувной, потому что его дети будут евреями. Мальчик покраснел до ушей и всю дорогу не сказал ни слова. Потом он купил ей мороженое и объявил, что ему пора идти, потому что он забыл кое-что важное.Ханя очень хорошо помнил это разочарование. Она стояла перед небольшой будкой с тающим мороженым в руке и смотрела на спину исчезающего мальчика. Больше он ее никуда не приглашал, и, конечно же, она сделала хорошую мину за дурную игру и однажды в школьном коридоре показала ему язык. Она даже придумала, как сделать его жизнь невыносимой, но в конце концов махнула на него рукой. Время от времени она слышала в школьных коридорах шепот: Евреи, евреи...

Кася не могла насладиться видом Антозии.Когда девочка завтракала на кухне, целая и невредимая, к ней подходила мать и целовала ее в голову, гладила по волосам, убирала пряди со лба.

"Я так боялась за тебя", время от времени повторяла она.

- Сделай радио громче! - крикнул Зигмунт из комнаты. - Гомулка говорит.

- Я не хочу его слушать, - сказала Тося и поставила стакан в раковину. Затем она положила «Народную трибуну» на стол перед родителями [3] и показала им заголовок статьи о происшествиях в Варшавском университете.- Мама, тут писали, что мы кидаем камнями в рабочих и сносим церкви! А за нашими спинами были политические банкроты! И где-то я читала, что это вина сионистов, которые настраивают молодежь и интеллигенцию против власти народа, — взволнованно сказала она. - Сообщается, что некоторые из организаторов беспорядков встретились в клубе "Бабель" Еврейского общественно-культурного общества...

- Говорите потише, - попросила Кася. - У стен есть уши.

- Я знаю, - ответила Тося, взглянув на дверь.- Мне сейчас нужно идти к Юлеку Рубинштейну. Держу пари, его выгонят из колледжа.

- Дитя, береги себя и ни во что не ввязывайся, - тихо сказала Кася, хотя знала, что Антося не послушает.

- Мама, милиционеры в штатском бежали в толпу и колотили людей... Если бы ты видела их лица! Армяне победили нас! Я не могу слушать эту тарабарщину! — добавила она, указывая пальцем на радио. - Я спешу в колледж, и ты не беспокойся обо мне. А ты, мама... - обратилась она к Катаржиной, - собирайся и иди к дедушке.

Кася кивнула. Она почувствовала неприятное подергивание в животе. Она знала, что ее отец умирает. Ей пришлось с ним попрощаться. Она посмотрела на Зигмунта, который одной рукой крутил ручку радио, а в другой держал газету. Она не видела заголовка. Она услышала скрип ключа в замке в двери, Антосия вышла из дома.

- Завтра утром отвезешь меня на станцию?

- Да. Он повернулся к ней. "Я подготовлю документы для суда", - добавил он. - А когда ты вернешься, мы обо всем расскажем Антоше.Она поймет, она умная девочка.

- Я тоже так думаю. — После развода я захочу вернуться к своему имени, — неожиданно сказала она. - А этот Ежи? - задала она вопрос, хотя сама не знала точно, что хотела услышать.

- Что с ним?

- Ты уверен в нем? — Он намного моложе тебя, — добавила она с явным беспокойством в голосе.

Зигмунт подошел к Касе. Он обнял ее и погладил по спине. Он положил подбородок ей на голову и впитал запах ее волос.

"Я не знаю," честно сказал он.- Это не Даниэль. Его нельзя заменить, но… — Он замолчал. - Я старый человек, и мне не следует рассчитывать на настоящую любовь, поэтому я наслаждаюсь ее заменой. Я подозреваю, что это последний в этой жизни, так что я не собираюсь сходить с ума. Так или иначе... - он замялся, - Ежи дает мне забыть о боли и тоске.

- Не дай ему воспользоваться тобой - попросила она и отошла от Зигмунта. Она посмотрела на него и, не говоря ни слова, похлопала его по плечу. Она села на стул, который только что заняла ее дочь.Она схватила сухую корку хлеба и слушала слова Гомулки. Через несколько минут она заметила, как Зигмунт нервно ходит по кухне, стукая газетой по руке. Он не мог выносить того, что происходило вокруг него. Он всей душой поддерживал студентов, несмотря на то, что после смерти Сталина написал эпитафию и повторил Касе, что нужно приспосабливаться, чтобы выжить.

- Ведь этот Гомулка, - нервно сказал он, - рядовой депутат, да к тому же совершенно оторванный от реальной жизни! Вот именно... - подыскивал он нужный термин - враг интеллигенции и прогресса цивилизации! Вместо лимонов он предложил нам квашеную капусту!

- Тссс, кто-нибудь может сообщить о нас, - прошептала Кася.- Вы слышали, что он говорит о евреях? - На протяжении многих лет к ней поступает информация о СБУ и арестах мирных жителей, она несколько раз видела, как мужчин в наручниках вели к машинам на улице. Однажды на вечере, на который были приглашены именитые писатели, она услышала о расстрелах политических заключенных. Он до сих пор помнит перекошенное лицо обрюзгшего офицера СБУ, который радостно рассказывал о последних часах своих земляков и издевался над их криками. Она прекрасно знала, что однажды кто-то может прийти за ней, за Тосей или за Зигмунтом, и не было нужды в какой-то конкретной причине.Соседу достаточно было сообщить, что они слушают радио «Свободная Европа», что их дочь встречается с евреем или что они критикуют правительство. Она еще раз попросила мужа говорить тише.

- И он осмелится сказать, что это не имеет никакого отношения к антисемитизму?

Кася сразу вспомнила Иосифа и Стасю. Она беспокоилась о них. Она недоумевала, как Ханя и Ярек все это терпят. Анджей был в круизе, проблем не было. Так или иначе, в письмах Штази указывалось, что Анджей не знал положения в стране.У свекрови сложилось впечатление, что каждый раз ему не терпелось вернуться к морю, и Ханя казался довольным этим фактом. Воспитание Ярек не вызывало никаких проблем, тем более что в большинстве случаев о ней заботились мать и свекровь, и она могла тратить доллары и ваучеры Baltona, не интересуясь тем, что происходит вокруг нее. Кэтрин вздохнула. Не такой она представляла себе жизнь женщины в середине ХХ века. Она не понимала, почему ее племянница не пользуется тем, что она может учиться и работать.Она была противоположностью Изе.

- Тише, вас кто-нибудь услышит, - сказала она Зигмунту. Наконец он сел напротив нее и положил газету перед собой. Только тогда она заметила, что это уже архивный номер «Новой культуры». Она прекрасно его помнила, потому что именно там Адам Важик опубликовал свою «Поэму для взрослых». Тогда Зигмунт прочитал его вслух. Он смеялся и плакал. Он был тронут произношением этого произведения. Он не мог поверить, что редактор напечатал что-то подобное. Газета на варшавских базарах продавалась стократным тиражом, потому что весь тираж исчез из киосков в мгновение ока.- Ты снова это читаешь? Она сделала жест рукой.

«Да», — ответил он, открывая газету на соответствующей странице. - Важик написал это двенадцать лет назад. Можете ли вы поверить, что это все еще кажется актуальным?

Кася посмотрела на Зигмунта. Он склонился над «Новой культурой». Он читал, а фоном из радио сочились слова Гомулки о том, как некоторые хотели бы видеть Польшу слабой, без надежды и будущего, о нарушителях общественного порядка, немецкой прессе, сионистах и ​​евреях, у которых проблемы с собой. - решимость в отношении Польши.Были и предупреждения о том, что шумные организаторы уличных бесчинств будут раздавлены. Она вздрогнула.

- Боже, - простонала она, слушая речь Гомулки. - Будет погром... Я должен немедленно идти к Штази!

Ярек Муха положил на кухонный стол листовку, которую нашел по дороге из школы. Он хотел показать его матери. Он очень хорошо знал герб Гданьска, поэтому с удивлением обнаружил лист бумаги, на котором он был изменен таким образом, что вместо крестов на нем были скрещенные трефы.

- Что это? — спросил Ханя.

"Не знаю, нашел на улице", - объяснил он. - Забавно, не так ли?

- Это совсем не смешно. Она скомкала бумагу и выбросила ее в мусорное ведро. Она знала, что происходит на улицах города. - Такие вещи собирать нельзя, понимаешь? Кто-то может подумать, что вы их разбрасываете.

- Но это не я. Мальчик пожал плечами, а Ганка взъерошила ему волосы и велела вымыть руки перед обедом. Она смотрела, как он выходит из кухни, а потом поняла, что ее сын вот-вот перестанет быть ребенком.

Войтек устал. Он возвращался домой после двух дней непрерывной службы. Он был возмущен ситуацией в городе и мечтал о мире. Если бы он мог, то отправил бы писателей на перо, студентов на учебу, сионистов в Израиль, а сам бы сидел в кресле, закурил и пил водку. Все, чего он хотел, это мира. Он слишком долго работал на своей должности в милиции, чтобы сейчас все развалилось. Он боялся, что однажды Хирш получит иммиграционный паспорт и что его бизнес пойдет к черту. Гомулка дал понять, что никто не будет препятствовать переезду польских граждан еврейской национальности в Израиль.

- Ты хотел быть банановым ублюдком правды Мицкевича, - прорычал он себе под нос. «Но всякую правду можно замолчать дубинками», — издевался он, перефразируя уличные лозунги, затем трясущейся рукой сунул ключ в замок на двери, с визгом повернул его и потянул за ручку. Уже на пороге его поразил чужой запах. Он посмотрел на вешалку в холле. На нем лежали две мужские шинели, а на полу в ряд стояли туфли, ему не принадлежавшие. Он остановился и прислушался. Смех Юльки был слышен из глубины квартиры.Он не мог вспомнить, когда она была так счастлива. На мгновение ему даже показалось, что это радио или пластинка, потому что Юлька с войны улыбалась, даже хихикнула несколько раз, когда он ее щекотал, но на этот раз смех был совсем другим.

Он закрыл за собой дверь и последовал за источником голосов. Он остановился на пороге. Он посмотрел вперед и тут заметил Юльку. Лицо ее раскраснелось, она казалась веселой и радостной. В руке она держала чайник. Она купила его однажды, восхищённая краснотой сосуда и стройной формой.Другой рукой она придерживала черную крышку, чтобы она не упала на стол. Она налила чай в кружку стоявшему к ней спиной мужчине. Он не мог видеть лица, но что-то в его движениях и голосе казалось знакомым. Рядом с ним сидел подросток, и он перевел на него глаза. Войтек вздрогнул. Он расправил рубашку и подошел к столу. Только тогда он понял, кто был тот человек, который воскресил радостный смех Юлии, о котором Войтек долгие годы только мечтал.

"Блять..." он простонал, когда посетитель встал и протянул к нему руки.

Антонина издалека увидела Юлека. Она узнала его темные волосы и характерную черную ветровку с меховым воротником. Он всегда носил ее небрежно расстегнутой. Он стоял, прислонившись к стене многоквартирного дома, в котором жил. Он курил сигарету, но, заметив девушку, наступил на нее ботинком и направился к Цихонской. Они оба были немного смущены этой встречей. Джулиан подышал на его замерзшие руки и предложил идти к деревьям. Они могли спрятаться в их тени.

- Пятая колонна должна покинуть страну, - пошутил он, но Антосия не улыбнулась.- Знаешь, что самое странное во всем этом? — добавил он серьезным тоном, и девушка стала ждать объяснений. - Еще некоторое время назад я думал, что у меня только еврейское имя и происхождение, не более того. Я даже не обрезан. Я чувствую себя поляком и... Наверное, я бы так и чувствовал себя так, если бы не политика. Она сделала меня евреем.

- Юлек, не уходи, - тихо попросила она. - Давай поженимся, смени фамилию на мою.

Джулиан снова улыбнулся. Он притянул девушку к себе и крепко обнял.Он положил подбородок на голову Тоси и на мгновение задумался.

- Ты делаешь мне предложение?

"Да", твердо сказала она.

- Мы слишком мало знаем друг друга, мисс Цихонска? — спросил он с улыбкой. Они только недавно встретились, их чувство только зарождалось, о большой вспышке любви не могло быть и речи. - Здесь я всегда буду евреем, как бы меня ни звали. Даже если мне удастся это скрыть сейчас, через несколько лет ветер истории снова подует с антисемитизмом... Я бы доставил себе все хлопоты.Моего отца уже отчислили из университета, - добавил он.

- Такой отличный профессор...

- Меня тоже понизили, нам нечего терять. Ждем паспорта... Получаем проездные документы, надо отказываться от гражданства.

Антонина поцеловала Юлека в губы. Его губы были сухими. Она коснулась его щеки, словно запоминая форму его лица.

— Я тоже уйду отсюда, — прошептала она. - Я уезжаю из этой страны.

"Ты свирепый", он рассмеялся.

Антонину удивило спокойствие Юлека.Он не выказывал ни гнева, ни страха, он был в мире со своей судьбой. Она убрала его волосы со лба.

- Мне нужно запомнить твои глаза. Она смотрела на него. Она заметила две маленькие точки на левой радужке. Правым глазом она этого не видела. У него также был небольшой шрам над переносицей, часто прикрытый очками. Сейчас он их не надевал, поэтому она внимательно изучала каждую черточку его лица. Будет помнить. «Я влюбилась в тебя», — добавила она.

«Я тоже», — ответил он, поглаживая ее по спине.«Мы были бы отличной парой, пока…» его голос не изменился, «пока мы не начали ссориться», — пошутил он. Он не хотел, чтобы их встреча была грустной, он хотел запомнить ее веселой и улыбчивой, полной планов на будущее и мечтаний.

- Смогу ли я приехать на станцию? Спросила она.

— Нет, — твердо ответил он. «Я не хочу, чтобы ты приходил, это будет слишком больно». Он по-отечески поцеловал ее в лоб, словно хотел позаботиться о ней в тот последний день.

Стася достала из почтового ящика несколько конвертов.Среди них она нашла опечатки в энциклопедии, подписчиком которой была. Она с удивлением обнаружила, что вкладыш к восьмому тому состоит из нескольких страниц. Это касалось буквы «о» и лозунга «фашистские концлагеря». Она прочитала все объяснения. Сначала она не поняла разницы, поэтому перечитала текст еще раз. Потом открыла энциклопедию и сравнила определения.

"О да", вздохнула она. По ошибке все концлагеря были объявлены лагерями смерти. Подчеркивались также мученичество и потери польского, а не еврейского народа.Удивленная, она посмотрела на дверь, за которой в постели лежал Иосиф. «Как будто евреи не могут быть поляками...» — прошептала она про себя. В тот же момент она услышала свое имя. Джозеф звал ее. Она тяжело встала со стула и вошла в комнату. Когда она открыла дверь, то увидела распухшее лицо Хирша в синяках. Она впервые видела его таким. Он казался ей сломленным человеком. Она подошла ближе и протянула ему стакан воды, стоящий на шкафу. Он с трудом втянул в себя рот.

- Как самочувствие? — спросила она, пододвигая стул ближе к нему.

"Не так уж плохо, синяки заживут", - ответил он. - Мне просто нужно отдохнуть.

"Я рада", ответила она ледяным голосом. - Можешь сказать мне что случилось? Кто тебя избил? Или снова будешь лгать?

- Стась, не начинай.

- Вы думаете, что я глупый, не так ли? Мы состарились на этой лжи. Мы бредем на старости лет в горечи и взаимных обидах, пришедших на смену прежней любви.

- Заменено?

- Не притворяйся удивленным!

— Хорошо, — признал он и поплыл на подушке.

Стася помогла ему занять удобное положение. В очередной раз в их браке она дождалась правды, хотя не очень верила, что наконец услышит ее спустя столько лет. Через мгновение ей пришлось бежать в больницу отца.

- Насколько я понял, на вас не нападали бандиты.

- Нет... - крякнул Хирш. -- Я вам признался, что когда-то торговал... -- он замялся, -- не обязательно легальным товаром. Ты помнишь? Стася кивнула головой. Она выпрямилась в кресле. Она почувствовала тревогу за спиной.Хирш столько раз разочаровывал ее, и она до сих пор не могла освободиться от его обаяния. Горечь печали разлилась по небу. Она тяжело сглотнула. - Перед войной я сотрудничал с немецким моряком. Мы звали его Граубрауном, хотя его настоящее имя было Флориан Струппек... Вы его видели однажды, он арестовал меня в Тчеве. Ты помнишь?

Стася воссоздала этот день в своей памяти. Она была беременна Ханей, когда немцы пришли за Иосифом. Ясик был с ней. Затем он отвез ее в Гданьск вместе с детьми.Все образы прокручивались в памяти, вызывая страх времени.

- Да, но матроса там не было.

- Граубраун сошел на берег перед самой войной, он записался в армию, - пояснил он. - Как вам сказать... Мой последний бизнес с этим человеком не прошел гладко, я повредил ему руку. Так он и не смог простить меня, и когда наши пути вновь сошлись в лагере в Штуттгофе[4], он воспользовался случаем, чтобы отомстить... - Хирш поднял руку, чтобы показать Штази шрам.Она прекрасно ее знала. Она знала наизусть каждую часть тела Джозефа, каждый шрам, каждую выпуклость и ямочку. — подумала она, вспоминая их первую совместную ночь после окончания войны. Ее желудок сжался, хотя это была не самая опьяняющая ночь в их совместной жизни. рассказал Хирш. Он рассказал о своей одержимости. О том, что после войны он везде видел Граубрауна. Он несколько раз бежал за ним, хотя и не был уверен, что тот жив. Он рассказал о помощи Войтека в поиске адреса немца и ночью, когда тот вытащил старый пистолет без патронов, пошел по адресу, написанному на клочке бумаги.Он прошел мимо пьяного матроса на пристани и через несколько секунд при свете уличного фонаря заметил мужчину, выходящего из многоквартирного дома, в который он собирался войти. Он сделал паузу и плотнее натянул шляпу на лицо. Он повернулся спиной к мужчине. Он использовал завесу, созданную деревом, у которого он остановился. Он посмотрел на незнакомца, его сердце бешено колотилось. Парень сказал что-то себе под нос по-немецки! Он не понимал слов, но был уверен, какой язык витал в воздухе! Неужели Граубраун покинул эту квартиру?! Сначала он не знал, что делать: отпустить мужчину и проверить квартиру по указанному Войтеком адресу или проследить за таинственной фигурой.После минутного колебания он доверился интуиции, которая велла его за парнем в плаще. Он следовал за ним на нужном расстоянии и с каждым шагом убеждался, что это Граубраун. Они направились в сторону Нижнего города. Что он искал там в то время в Германии, Хирш понятия не имел, хотя ему пришло в голову, что Граубраун вернулся к торговле кокаином. Если это, конечно, не так, подумал он. Если на этот раз этот человек не окажется Струппеком, он никогда больше его не найдет. Он прошел мимо недавно построенного пятиэтажного дома.Он спрятался за дощатой перегородкой, образующей борт мусорного бака, и уставился на мужчину. Должно быть, он заставил его повернуться, чтобы увидеть его лицо. Он нащупал под сапогом кусок кирпича. Недолго думая, он бросил его вперед. Парень сразу отвернулся. Джозеф заметил его нервозность. Он сунул руку в карман и нервно огляделся. Но на таком расстоянии он все еще не был уверен. Поэтому он решил рискнуть и выйти из укрытия. Он просто ждал подходящего момента. Когда мужчина свернул в переулок, Хирш пробежал несколько метров и закричал:

- Граубраун!

Он внимательно наблюдал за реакцией парня.Другой замедлился. Его руки были в карманах, так что Хирш занял позицию, чтобы при необходимости отскочить в сторону.

- Граубраун! Он снова закричал. На этот раз его голос звучал громче и увереннее.

- Хирш? Он услышал в ответ. Струппек стоял перед ним. Он открыл свое лицо, откинув шляпу назад. Иосиф сделал то же самое. Его сердце колотилось как сумасшедшее, он едва мог контролировать свои ноги. Он чувствовал, как дрожат его икры, как будто они просили его взять ноги под ремень. - Ну ну...Немец усмехнулся. Затем он сделал несколько шагов к еврею. Он знал, что когда-нибудь они встретятся. Может быть, он даже ждал дня. Они не закончили свои военные дела.

"И все же ты жив", сказал Джозеф, и он также сделал медленный шаг вперед. - Я чувствовал это.

"Я тоже", ответил немец. - Ты стареешь.

Хирш чувствовал напряжение в каждом дюйме своего тела. Если бы Граубраун приехал в Гданьск из-за темных интересов, у него могло быть с собой ружье. Он посмотрел на него.Он мог видеть глубокие морщины на его лице вокруг рта и носа. Граубраун был стар, хотя у него все еще было преимущество в возрасте перед Джозефом. Десять лет на тот момент имели большое значение. В физическом бою у Хирша было мало шансов.

- Этот день сохранил мне жизнь. Джозеф прошипел сквозь стиснутые зубы. Он снова сделал шаг, и в одно мгновение мужчины набросились друг на друга с кулаками. Они сопротивлялись, пытаясь нанести удары. Шляпы катились по тротуару, и они колотили друг друга с накопившейся за годы ненавистью.- Сволочь! Я убью тебя!

Хирш замахнулся. Он почувствовал, как его кулак ударил соперника по лицу, но тот сумел уклониться от удара, развернулся на пятке и ударил Хирша в челюсть. Еврей споткнулся и упал на спину. Граубраун немедленно прыгнул на него и вывернул ему руку. Он также пытался обездвижить другого, как вдруг из одного из окон раздался крик женщины, звонившей в милицию. В окнах медленно зажегся свет. Это поставило Граубрауна в тупик. Гирш вырвал руку, вывернулся и теперь перевернул немца на спину.Они оба задыхались и вслепую колотили друг друга, но их удары становились все слабее и слабее. Затем Йозеф плавным движением достал из кармана пистолет и поднес его ко лбу немца. Он тут же остановился и посмотрел в глаза своему противнику.

— Стреляй, — сказал он тихо, потом повторил громче.

Хирш посмотрел на Граубрауна, которого ненавидели годами. Он знал, что у него нет ни одной пули, но все же склонился над ухом немца и прошептал:

- Увидимся в аду.

Мужчина закрыл глаза в ожидании выстрела, но услышал лишь тихий щелчок. Он открыл глаза и увидел насмешливую улыбку Джозефа.

- Разряжен? Он недоверчиво прошептал, затем попытался сбросить Хирша с себя. Еврей, однако, быстро отбросил пистолет, достал из кармана перочинный нож и приставил его к шее противника. Крики людей, вызывающих милицию, до сих пор раздавались на заднем плане.

- Для этого патроны не нужны, - хрипло прорычал он. - Но я не мог не видеть ваше выражение.Я ждал этого годами.

«Сделай это», — проворчал Граубраун, задыхаясь от кашля. - Давай покончим с этим раз и навсегда.

- Это Германия! Кто-то крикнул через окно. - Милиция! Милиция!

Вдали послышался звук сирены милицейской машины. Он приближался к ним. Хирш вздрогнул. Он оттолкнул нож и встал. Недолго думая, он протянул руку лежавшему человеку.

- Мы убегаем отсюда! — сказал он твердым голосом, и немец схватил его за руку, чтобы встать. Через некоторое время они побежали в сторону Мотлавы.

Хирш закончил рассказывать Штази о битве с Граубрауном. Он поерзал на кровати. У него болели ребра. Он не знает, каким чудом ему удалось прогнать фурункул у немца.

- И что было дальше? — спросила Стася. - Как так получилось, что вы вместе прекратили драться и скрылись от полиции?

- не знаю. - Он вскинул руки. - Может быть, мы просто слишком стары, чтобы драться?

- Вы разговаривали после этого?

- Нет, это было бы слишком хорошо. Достигнув реки Мотлавы, мы едва дышали.Он ужасно кашлял. Мы оба в плохой форме, мы состарились за эти годы, но мы снова пытались ударить друг друга. Мы наконец упали. Должно быть, он болен, потому что все время задыхался. Итак, мы лежали рядом друг с другом, и он спросил, ровны ли мы.

- Ты?

"На полпути", - ответил он. «Но, может быть, я наконец обрету покой».

- Перестанешь за ним гоняться и... - задумчиво сказала она - и воспоминания с войны.

Хирш посмотрел на Стасю.Она удивила его. Ведь он не гнался за воспоминаниями с войны! Он пытался освободиться от них. Он ненавидел их. Он все еще мог слышать отсчет выстрелов в тот день, когда он сбежал из лагеря. Он видел разлагающиеся тела у ворот в Штуттхофе и сказал себе, что он способствовал гибели многих людей. Бася преследовала его во сне, Чеся следовала за ней. Он почувствовал, как его пальцы сжались на ее шее. Приходил даже Качпер. Молча, с бутылкой водки в руке, он выпил за него и еще нескольких мужчин, имен и лиц которых даже не помнил.Он рассчитывал на прошлое, когда Граубраун ушел. Но как же он ошибался!

- Прости... - Он взял ее за руку. - Прости.

— Ты действительно стареешь, — заключила она с иронией в голосе. - Ты никогда не делал этого раньше.

Стася убрала руку и встала. Она поправила юбку. Она стряхнула с него невидимый пух, чтобы скрыть свое смущение. Она не хотела видеть слабость Хирша. Это напугало ее. Пока он был сильным, она чувствовала, что с ним она в безопасности.

"Я еду в больницу, к отцу", сказала она и вышла из комнаты, закрыв за собой дверь.

- Он мой сын, - сказал Мацей, и Юля снова почувствовала боль в груди. Слова ее бывшего мужа уже во второй раз прозвучали в воздухе. На мгновение при первой встрече, когда она увидела перед дверью Мацея, а всего через несколько секунд вместе с ним появился мальчик, ей показалось, что время вернулось вспять, и она увидела своего сына. Однако что-то странное мелькнуло в лице мальчика, отмеченном красотой другой женщины, и не дало сладости влиться в его сердце. Ее пальцы сжались. Только когда она почувствовала, как ее ногти впиваются в кожу, она вздохнула.Физическая боль была противоядием от того, что происходило в сердце. Если бы она была одна, то схватила бы себя за волосы и вырвала клок волос, чтобы кожа заживо сгорела. Однако она знала, что не может сделать это перед семьей Запольских. Она изучала их лица. Сходство между двоюродными братьями с возрастом углублялось. Затем она посмотрела на мальчика. У него было какое-то отношение к Матиасу, подумала она, но его бледное веснушчатое лицо и слегка рыжие волосы портили сходство. - Его зовут Джерк, ему недавно исполнилось четырнадцать.

Мальчик встал и какое-то время смотрел на лица незнакомцев.Когда-то его интересовала семья его отца, но теперь, когда его мать умерла, у него не было никакого желания встречаться с кем-либо. Он сделал свирепое лицо и промолчал.

- Он говорит по-польски? — спросил Войтек.

- Конечно. По-польски и по-шведски, - добавил он и велел сыну садиться. Мальчик склонился над тарелкой и молча ел бутерброд.

Войтек наконец немного расслабился. Он поставил на стол бутылку водки и попросил у Юли стаканы, а через некоторое время она принесла посуду. Она нарезала хлеб и сосиски.Еще она поставила на стол банку с маринованными огурцами. Она села, хотя по-прежнему не могла расслабиться. Она не ожидала возвращения Мацея. Она не ждала его сына. В письме он не упоминается. Мальчик выскочил, как кролик из шляпы. Он угрюмо сидел за столом и ничего не говорил.

- А его мать? - наконец спросил Войтек, и Мацей чуть покрутился на стуле.

Придурок оторвался от своей тарелки и посмотрел на отца.

— Она умерла в прошлом году, — прошептал мужчина.- Рак...

- Прости, мужик, - невозмутимо ответил Войтек. Он вылил водку и тотчас же поднял стакан. - Ну, это встреча. - Не дожидаясь Юли и Мацека, он выпил спиртного. Он вытер рот тыльной стороной ладони и взял соленый огурец. - Давно ли ты пришел в гости?

Джулия не могла отдышаться. Алкоголь разлился по нёбу. Она закашлялась. Войтек бесстрастно смотрел на своего кузена и спокойно жевал. Потом он потянулся за хлебом. Он разломил кусок пополам и поднес к носу.Ему нравился кисло-ржаной запах хлеба.

- Постоянный - сказал Мацей.

- Ханя! — крикнула Стася, переступая порог квартиры дочери. - Ярек? Я еду в больницу моего отца!

Стася вытерла рукой грязную столешницу. Она искала ткань, когда внезапно появился Джарек. Его волосы были растрепаны. Он выглядел так, как будто только что проснулся. Он протянул бабушке льняную ткань.

- Где твоя мама?

- Спит.

- Как он спит? Стася взглянула на часы, висевшие у дверного косяка.Он указывал на тринадцатую. - Что происходит в этом доме? Ты учишься и заправляешь рубашку в штаны. Ты поедешь со мной в больницу?

Мальчик послушно подчинился приказу бабушки и кивнул головой. Она была бы счастлива выйти из дома. Ему надоела мать, которая с отъезда отца металась по дому, а когда деда вдруг увезли в больницу, она стала возвращаться пьяная и пахнущая мужскими духами. Он не спросил, куда она идет, но пообещал себе обо всем рассказать отцу. Он также с нетерпением ждал, когда наконец станет взрослым и отправится с ним в круиз.Он скоро заканчивал начальную школу и не сомневался, что хочет стать моряком. Он любил море.

Стася прошла мимо Ярека и вошла в комнату, где на кровати лежала дочь. Из-под одеяла торчала только нога, остальное тело потерялось в простынях. Не раздумывая, она обнаружила девушку и ткнула ее в плечо. Ее поразил запах сырого алкоголя и сигарет. Она вздрогнула.

- Боже, Ганка! Как дела?

«У-у-у», — пробормотала дочь и снова укрылась одеялом.

- Как тебе не стыдно?! Ваш сын смотрит это! Я скажу отцу, это испортит твою кожу!

- Оставь меня в покое!

- Я вам напомню того дедушку в больнице!

- Это дает мне бесплатную каюту.

- Не забудь, это его... - она ​​замялась, - как скажешь, дача.

«Но я забочусь о нем», — обиженно добавила она. - А вы с тетками играете милых дочек! У меня нет моей жизни! - Ханя в самой нижней юбке вскочила с кровати и подошла к своей сумочке, небрежно брошенной в угол рядом с туфлями. Она потянулась за пачкой сигарет и зажгла ее. Ее пальцы дрожали, когда она сунула сигарету в рот.

- Как ты можешь такое говорить?

- Это правда!

- Я сейчас еду в больницу к отцу, - сказала Стася, еле сдерживая себя, чтобы не закричать на испорченные сопли.- Я беру с собой Ярека.

- Да, усмехнулся Ханя. - Вот, пожалуйста, даже спрашивать не надо.

- Помыть и привести в порядок.

- Да, дорогая мамочка. Голос Хани снова стал издевательским. Девушка села в кресло и посмотрела на мать. Ей надоел род Ясминьских, всегда корректный, добродетельный и действующий как следует. Кроме того, не в силах принять, что она другая. Она затянулась сигаретой. Когда хлопнула дверь, ее воспоминания мгновенно перенеслись в предыдущий вечер.Вместе с другом они пошли на танцы. Беата тоже была женой моряка, у обеих были деньги и фантазия их использовать. Она смутно помнила лицо человека, с которым протанцевала полночи. Он казался ей красивым и забавным. Она смеялась, пила без запретов, позволяла ему прикасаться к ней. Ее тело приветствовало его руки, когда они танцевали вдоль ее позвоночника, казалось бы, случайно терлись о ее бедра и ягодицы. Внезапно в ее памяти возникло лицо, которое она не могла воссоздать.Мужчины сидели у барной стойки спиной к ней. — Ты обращаешь этого еврея? Три слова болезненно пронзили ее кожу. Она слышала их раньше. Как будто у нее на лбу вытатуировано, что ее отец еврей! Как будто у нее был изъян, который не стереть ни за какие сокровища. И если бы она не знала, что ее дед Самуил Хирш был купцом-евреем, она бы стукнула себя по лбу и пропустила бы оскорбительные заявления, но она знала! Она была в ярости на отца за то, что он не умолчал о прошлом, которое теперь врывалось в нее со всей своей силой, вызывая гнев и не принадлежа тому миру, в котором она жила.Еврейская женщина без образования, не соответствующая ожиданиям своей матери. Одно большое разочарование... Она сунула в рот еще одну сигарету и закурила.

Хирш коснулся своего воспаленного лица, когда кто-то постучал в дверь. Не успел он встать или крикнуть, что дверь открыта, как на пороге встал Ханя. Некоторое время она молчала, глядя на отца.

- Что случилось? Спросила она.

"Ничего..." - ответил он. «Я пытался свести старые счеты, но я слишком стар». Ничего из этого не вышло, наверное, я просто выставил себя дураком.

- Папа... - начала она. - Тебе не страшно?

- Что?

"Ну..." Она замялась. - Что происходит в Варшаве и у нас. Все говорят о сионистах. Слышал, что некоторые люди ушли.

- О чем ты говоришь? Люди всегда уходят.

- Да, но евреев заставляют ехать в Израиль. Люди сплетничают, что теперь все евреи находятся под наблюдением, чтобы они не угрожали порядку и не подстрекали к бунту.

«К черту», ​​— выругался он себе под нос.Он сел на кровать и предложил дочери пачку сигарет. Она зажгла и посмотрела на отца. Он выглядел плохо. Синяки и опухоль на лице исказили его черты. «С меня достаточно», — добавил он. - Я всю жизнь борюсь со своим еврейством, а люди приклеивают заплатки и определяют меня только по происхождению. Знаешь, что мне пришлось сделать, чтобы выжить? — спросил он риторически, и Ханя заметил, как дрожат его пальцы. Он не собирался рассказывать ей о прошлом, но хотел, чтобы она поняла клеймо, которое он на нее наложил. «Время от времени люди ищут виноватых в том, что это неправильно, и угадайте, кого они тогда находят?» Кто вечный и надежный мальчик для битья?

- Папа... - простонала она. - Тебе не страшно?

Когда Стася и Ярек переступили порог комнаты, где лежал Антони, Иза сидела у кровати. Она держала дедушку за руку и что-то ему шептала. В комнате было душно. В воздухе пахло лекарствами и мочой. Ярек поморщился, но не показал, что ему плохо. Он последовал за бабушкой к умирающему в постели старику. Его бледное, почти восковое лицо слилось с простынями. Мальчик почувствовал неприятный спазм в животе.Он любил своего прадеда и его не смущала старость, как и его мать. Ему нравилось слышать, как Антони злится, читая утренние газеты. После этого он всегда слонялся вокруг радио, чтобы ловить волны радио «Свободная Европа», и, напротив, удовлетворенно мурлыкал. Иногда он объяснял правнуку, что происходит в Польше и в мире. Он повторил ему, что самое главное в жизни — это свобода, а Гданьск — гордый город, и никто не может быть поставлен на колени, потому что кровь Гданьска — не пахта, — добавил он с улыбкой, подмигивая Яреку.

- Как он? Стася положила руку Изе на плечо. Она стояла позади дочери, боясь подойти ближе.

- Неверно...

- Я отправила телеграмму Касе... - прошептала она. - Может она делает.

Иза встала. Она попросила мать сесть. Они поменялись местами. Ярек подошел к моей тете. Он фыркнул. Он уставился на неподвижное лицо своего прадеда. Он был уже не тем бойким стариком, который недавно ругался на кухне над газетой. Стася коснулась руки отца. Кожа казалась ей пергаментной и грубой.Губы Антони дернулись, словно он пытался улыбнуться.

- Папко... - прошептала она. - Мы здесь с тобой, я, Иза и Ярек, Юля скоро придет, Кася тоже придет.

- Ыыы... - простонал он, пытаясь поднять веки. - Элизабет? Он прошептал. Стасе показалось, что она ослышалась, но отец вдруг открыл глаза и уставился на нее так, как будто смотрел сквозь нее куда-то вдаль.

- Папа, это я, Стася.

"Эль... Элизабет..." сказал он так тихо, что последние буквы не прозвучали в воздухе.Его лицо изменилось, мускулы под кожей подергивались, челюсть двигалась по-другому. Отец моргнул и сознательно посмотрел на дочь. - Где Кася? Он спросил, затем повторил вопрос. Стася погладила его по руке.

"Он скоро будет здесь", - ответила она, давясь слезами. - Ты должен дождаться ее. Я также написал Петру.

Отец слегка кивнул.

- Отвези меня домой...

Он снова закрыл глаза. Он тяжело дышал. Каждый глоток воздуха вырывался из его рта с тихим свистом, словно его тело было похоже на ржавую машину, части которой медленно отказываются подчиняться.Все в нем хрипело и дребезжало, прежде чем окончательно развалиться.

Стася выпрямилась, потом положила сумочку на колени и стала нервно в ней рыться. Ярек и Иза посмотрели на женщину. Они были уверены, что он вот-вот расплачется и будет искать платок. К их удивлению, она вытащила газету. Она купила его по дороге в больницу. Она знала, что каждый день папа начинал с пресса. Она резко поправила его, встряхнула бумагу, как будто стряхивая пыль, и посмотрела на отца.

- Папко... - она ​​снова заговорила. - Я прочитаю тебе что?

Мужчина пробормотал свое согласие.

- Что бы это было? Стася просмотрела страницу в поисках интересного заголовка. - О, это может быть интересно... По следам кровавого военачальника [5] - прочитала она, а потом добавила, что речь идет о Павле Ясенице, который присоединился к банде Лупашки и взял себе псевдоним Новина. - Банда Лупашки, бывшего капитана уланского полка в Вильнюсе, появилась в Гданьском воеводстве в первые месяцы 1946 года, уже убитая и ограбленная...- Она понизила голос, потому что поняла, что читать умирающему отцу об убийствах - не лучшая идея. Поэтому она перевела взгляд на статью ниже и с энтузиазмом прочитала заголовок: «Много рыбы, мало морозильников!» Вы представляете? Управление рыбным хозяйством недостаточно инвестируется.

- Мама... - Иза снова подошла к Стаси и положила руку ей на плечо. - Читай что угодно, важно, чтобы дедушка услышал твой голос.

Стася незаметно вытерла щеку. Слезы душили ее. Она не могла сосредоточиться на словах.В комнату вошла медсестра.

- Доктор, - обратилась она к Изе. - Звонили из скорой, тебя искали, нужен кто-то со знанием немецкого.

"Я иду", ответила она, с облегчением услышав сообщение. Она потрепала маму по плечу и попросила дедушку долго не мучить. Она проверила капельницу, поцеловала Антони в щеку и ушла, оставив мать и племянника с больным. В коридоре она дышала. Она поправила стетоскоп на шее, сунула руки в карманы фартука и направилась в отделение неотложной помощи.

Предлагаем вам приобрести полную версию книги

.

XXVIII Воскресенье по обычному времени 15.X. 2017 - Приходские Объявления

Сегодня выборы в Приходской Пастырский Совет путем голосования на специально подготовленных карточках Пусть участие в выборах в Пастырский Совет будет выражением нашей заботы о Церкви На карточке отметьте, пожалуйста, двух человек знаком крестить более одного человека и участвовать в жизни прихода i.

В соответствии с Указом епископа Анджея Ежа, епископа Тарновского, обнародован список кандидатов, выдвинутых в состав Пастырского Совета прихода Святого Апостола Варфоломея в Ястшембе на 2017-2022 годы:

Ястшебя Гурна

Адамчик Анета, Циховский Кшиштоф, Хараф Янина (рядом с магазином), Холда Гжегож, Мусял Марта, Подобинский Станислав, Стох Славомир, Трухан Богдан

Ястребия Долна

Беднарз Маржена, Десь Юзеф, Десь Марта, Гуцва Уршула, Холда Станислав, Юркевич Збигнев, Максимовска Тереза, Маршалек Анна, Подобински Казимеж, Токарж Кристиан

Коньна Долна

Бурнус Анджей, Хараф Паулина, Квасьны Кшиштоф, Квасьны Петр, Кубала Гжегож Столарски Ежи.

Спасибо за сделанные сегодня пожертвования на нужды прихода. В следующее воскресенье у нас будет Всемирный день миссии. Взнос будет распределен по миссиям.

В ближайшее время в Областном культурно-библиотечном центре пройдет курс фото- и видеосъемки. Иоанна Павла II в Бжеско. Курс открыт для лиц старше 16 лет и имеющих письменное согласие своего пастора. Сбор бывшего в употреблении электрического и электронного оборудования будет производиться 18 октября, т.е. со среды до 16.00 в церкви, предназначенной для Миссий. Давайте загрузим листовку, чтобы узнать, что собирать :

В понедельник память святой Ядвиги Силезской и радостный момент избрания Папой кардинала Кароля Войтылы, то есть Иоанна Павла II

вторник - ул.Игнатий Антиохийский, епископ и мученик.

По средам - ул. Лукаш Евангелист, покровитель здравоохранения.

Четверг - Блаженный Ежи Попелушко

В пятницу ул. Ярмарка церкви Яна Канти в Липнице Велька

В субботу - Блаженный Якуб Стшеме, епископ.

В воскресенье праздник -летия, освящение Кафедрального собора в Тарнове и 39-летие начала понтификата Иоанна Павла II.

Идёт красивый и важный розарий. В воскресенье это происходит в часов. 4.00 в приходской церкви, по дороге после мессы. В течение недели в приходской церкви в час. 17.00 и на отправлении - в Jastrzębie G часов 17.00 и в Консне в часов. 17.45, Приглашаем детей, молодежь и пожилых людей принять участие в богослужении

Фатимские богослужения в этом году завершились в пятницу, 13 октября. Спаси Господи всех за большое участие в них, прекрасную продолжительность шествия, молитвы, пение, зажжение огня и спешение с ним по домам. Да защитит нас Богородица и испросит нужных милостей!

Убедительно просим вас навести порядок на кладбище Убедительно просим вас отнести стеклянные и пластмассовые венки в контейнеры возле ваших домов. Спаси Господи Дорогие прихожане за понимание и помощь в этом вопросе

Есть открытки для подарков усопшим, просим как можно быстрее забрать открытки с конвертами, чтобы потом сдать в следующие воскресенья или 1 ноября.

Рекомендуем сегодня воскресного гостя

Желаем всем, кто посещает наш храм, кто на этой неделе будет отмечать именины, день рождения или другой юбилей, радости, мира и Божьих милостей и даров в повседневной личной и профессиональной жизни.

.

My Best Friend Anna Альтернативы и похожие программы

? Познакомьтесь с Анной, вашим новым лучшим другом! Анна — милая говорящая девушка, которой очень нужен такой друг, как ТЫ! Моя лучшая подруга Анна рядом, когда она тебе нужна. Взрослейте вместе, играйте в игры, примеряйте элегантные комбинации, делайте маникюр, пойте любимую песню с моей говорящей Анной и делайте все те глупости, которые сделали бы лучшие друзья! Поговорите с ней, и она будет повторять то, что вы говорите, глупым голосом! Пригласите своего нового говорящего друга в одну из самых модных игр, и вскоре вы станете лучшим говорящим другом!

? У МОЕЙ ЛУЧШЕЙ ПОДРУГИ АННЫ ПОТРЯСАЮЩИЕ СВОЙСТВА! ?

? Расти с моей говорящей Анной, твоей девушкой из BFF
? Есть бесконечные уровни в этой игре
говорящих друзей? Одеть ее, искупать, почистить зубы и многое другое
? Пройдите 30 уровней, чтобы разблокировать отличные наряды, изменить декор комнаты и многое другое
? Играйте в Яйца с изюминкой с ее лучшей подругой Анной и помогите ей собрать удивительные игрушки на 10 разных полках
? ПРЕМИУМ — Получите Сундук Дивы и Сундук Принцессы и разблокируйте очаровательные наряды
? Играйте в МИНИ-ИГРЫ со своим виртуальным другом, например, Juicy Splash, собирайте монеты и бриллианты
? Сфотографируйтесь со своей лучшей подругой Анной и покажите миру, что вы новая лучшая подруга

Когда она проголодается, накормите ее полезными закусками, купите ее, почистите ей зубы, оденьте ее в самые очаровательные наряды, и время бежит вне! Положите ее в постель, когда она достаточно развлечется, потому что для этого и нужны настоящие друзья!

Играйте в эту популярную ИГРУ BFF, и вам не понадобятся игры с виртуальными питомцами, такие как Говорящая кошка Кимми и Кошка Эмма, потому что у вас наконец-то есть любимая говорящая девушка - Моя лучшая подруга Анна.Скачайте мою лучшую подругу Анну и начните с ней дурачиться!

Моя лучшая подруга Анна была разработана Peaksel — все права защищены.

.

Современность в картинках | Ежемесячник Знак

Автор этих рисунков и диалогов Ха-Га, то есть Анна Гославская-Липинская, сатирик и график, до недавнего времени была забытой фигурой. Несколько лет назад его из небытия вывела выставка в Музее карикатуры, затем — портрет в «Высоких Областях». Теперь Фонд Бенца Змианы издал альбом с большим выбором ее шуток о рисовании в 1945–1975 годах, опубликованный в Шпильках.

Она принадлежала мастерам малых форм полезности, таким как Стефания Гродзеньская, Майя Березовская, Мира Михаловская (Зентарова), которые в эту эпоху работали для прессы, радио, телевидения и популярной литературы, завоевали симпатии общества и материальную стабильность.Они легко, интеллигентно и забавно комментировали послевоенные социальные перемены, их прерывность и двусмысленность, порождавшие парадоксы.

Рисунок из книги Ха Ха Ха Га. Фото предоставлено Zuzanna Lipińska

Ха-Га выбрала условность небольшого диалога маленьких людей - женщин и парней, вовлеченных в удивительные межличностные отношения. При полной профессионализации нравственной карикатуры легко стать стереотипным, поэтому автору достаются шутки о свекровях и отсутствующих красавицах.Ее женщины занижают свой возраст, наряжаются так, чтобы быть смешными, не понимают футбола. Но большинство картинок — жемчужины юмора. После одежды, причесок и интерьеров мы сразу узнаем социальный статус героев, особенно женских персонажей. Перед нами шествуют пафосные горожане, современные элегантные дамы, аристократы и домработницы, интеллигентные мужчины и хиппи. Они отлично играют свои роли, выходят из них невольно или извращенно.

Мужчины либо гордые донжуаны, либо тапочки.Женщины кажутся более сложными. Их недостатки возникают из-за борьбы за свои. Они сварливы и сплетничают, но строят социальные отношения с помощью споров и сплетен. Они снобы, деспоты и материалисты, но их наивность заканчивается рупором и фальшивыми глазами обманутых. Они не понимают или не хотят понимать языка чувств, которые цинично высмеивают. Распространенный тип - безжалостная и самоуверенная женщина, даже застигнутая мужем с любовником, не теряет равновесия. Она отвергает продвижение неподходящего кандидата, возражая, что она «вторая после всех».Избранный не будет верен. Как она признается подруге, она иногда романтизирует отношения: «Когда я не с мужчиной, которого люблю, я люблю мужчину, с которым нахожусь».

Любимый прием Ха-Ги — столкновение двух стилей — условного, идеалистического, и прямого, прагматичного. Второй обнаруживает лицемерие первого: «Я люблю даму больше жизни, и я хотел бы, чтобы об этом знал весь мир… кроме моей жены». Иногда язык маскирует моральные изменения. Когда мать с внешностью Дульской упрекает свою дочь, увиденную с разными мужчинами, она защищается, используя традиционное заклинание: «Но они выйдут за меня замуж!».Но по существу современность проявляется именно в языке, поскольку слух от 1963 года гласит, что «жених Баси» уехал в Закопане «с третьей женой первого мужа своей второй жены».

Брак, постоянная тема для шуток, это область скуки, конфликтов и предательства. Заключенный в момент увлечения или расчета, он все равно является престижным заведением (дама с сетью очень хорошо выходит замуж, но муж не может к этому привыкнуть). Однако за фасадом скрывается аморфный элемент новых обычаев. Власть мужчин над женщинами — это всего лишь жалкая видимость.Лысый ус в брюках с подтяжками под картиной в декоративной рамке спрашивает сестренку (жену? дочь?), когда вернется. «Когда захочу», — говорит этот возмущенный «контролер». Экспатриарх ответил: «Но, пожалуйста, не позже!»

Часто сталкиваются два разных шаблона, две нормы морали. Расплывчатое предложение «Давай поженимся или что-нибудь в этом роде» может эхом отозваться строгим ультиматумом: «Давай поженимся, или ничего из этого». Когда моногамия как ценность сосуществует с ценностью эротического опыта, трудно установить модальность речи подруги, которая хвастается (или жалуется?), что целовалась только с мужем.Либерализация не проходит без сопротивления - нудист А.Д. 1948 стыдится того, что не стыдно загорать голышом. Свобода поведения не означает сразу полную вседозволенность. Новые правила появляются от случая к случаю: честная женщина никогда не изменяет мужу с любовником своей подруги.

В рассказах о Ха-Дзе возвращается риторическая фигура, часто используемая в Польской Народной Республике - карикатурист явно не имел ничего общего с этой реальностью. Если послушать современное сообщение, то окажется, что в Польской Народной Республике было полно таких крутых персонажей, якобы ей не принадлежащих.Они работали, они совместно создавали публичный дискурс, вдохновляюще затрагивая все еще актуальные темы. Возможно, стоит смотреть на устаревшую эпоху как на полифонию, например, в вопросе современности, эмансипации и социальных изменений, продолжением которых является наше участие. Ха-Га — отличный повод изменить перспективу. И большое удовольствие.

_

Анна Гославска-Липинска

Ха Ха Ха-Га

Фонд Бенца Змяны, Варшава 2015, с.200

.90 000 «В красном зное скорбных желаний». Муж об Агате Пассент по случаю ее 43-летия

Агате Пассент, популярному обозревателю, дочери Агнешки Осецкой и Даниила Пассента, сегодня исполняется 43 года. С новым мужем, с еще одним ребенком, с перевернутой ради любви жизнью. Потому что это была история из романтического романа. Любовь с первого взгляда.

В ноябре 2013 года он рассказал Роману Прашинскому о том, как известный писатель Войцех Кучок влюбился в Агату Пассент и что его так привлекло.По случаю юбилея обозревателя напоминаем отрывки из этого чрезвычайно чувственного разговора:

Сегодня Опре Уинфри исполняется 68 лет! Узнайте фактов о жизни иконы журналистики

"На самом деле мы полгода жили в постели"

Я похудела на 15 кг за полгода. Наверное, Варшава меня высасывает. Это ядовитый город. Хотя, может быть, как говорят мудрые тетушки, любовь — лучший эффект похудения. Это было очарование с первого взгляда. Мы с Агатой познакомились в ноябре, а в июне следующего года поженились. Молниеносный темп. У нас не было времени подумать. Мы фактически жили в постели в течение шести месяцев.

Впервые мы встретились во время записи книжной программы "Xięgarnia", которую вела Агата. Потом я заметил, что имею дело с самыми стройными ногами польской публицистики. Но не только поэтому я почувствовал необходимость продолжить этот разговор.И продолжать его осмысленно.

"Бред любви"

Наше более близкое знакомство началось с электронной почты. Я вообще сдержанный писатель. Стихи для меня лучше. Мы начали заниматься взаимной лингвистикой. Я не из тех, кто соблазняет. Просто мы оба почувствовали какое-то сильное притяжение. От первого письма до ответа прошло не так уж много минут, а до нашей встречи — не так много дней.

Такая встреча — подарок, но и бремя.Поскольку человек, пораженный такой молнией, испытывает нечто вроде бреда amoroso, ему кажется, что все извилистые тропинки любовной биографии сходятся в этой одной страсти. И погружается без защиты «в алый зной горьких желаний», как писала моя монументальная свекровь.

Рис. Ольга Майровская 9000 5

Агата Пассент и Войцех Кучок, "Вива!" ноябрь 2013 г.

"Конечно: мы любим друг друга, так что давай поженимся" "

Януш Рудницкий, мой добрый дух и большой друг писателя, который часто появляется в моей жизни в важные моменты, как раз собирался в Варшаву в пользу одного из выдающихся композиторов.Я грыз свои мысли, как инициировать здесь встречу, и вдруг в фойе театра натыкаюсь на Агату. Мы ушли вместе и больше не вернулись. Время покажет, был ли это правильный выход... Через два месяца мы съехались. На нее. У Агаты не было возможности покинуть Варшаву. У него здесь работа, ребенок и школа. А я фрилансер. Где мой ноутбук, там и мое рабочее место.

Это был большой восторг, чрезвычайно сильные эмоции, романтическая сенсация.Но в романтической традиции любовь — это погибель, болезнь, состояние полной дестабилизации. Так что не буду придумывать банальностей, чтобы развеселить сердца, что любовь к жизни случилась со мной в сорок лет. Наши отношения слишком коротки и слишком бурны, чтобы ставить диагноз. В нем есть романтическая динамика, хотя идея свадьбы возникла очень быстро. Агата первая подала идею, и я тут же ответил: "Конечно: мы любим друг друга, так что давай поженимся".

Свадьба состоялась в маленьком городке под Бескидами.Агате не хотелось быть в Варшаве. В горах у нас могла бы быть тихая, интимная свадьба, где никого не было бы, только мы и свидетели. Не было ни родителей, ни семьи. Нет свадьбы. Свадебное путешествие было коротким. Мы так хотели.

Рис. Ольга Майровская 9000 5

Агата Пассент и Войцех Кучок, "Вива!" ноябрь 2013 г.

"Любовь отвлекает"

Как любовь влияет на письмо? Конечно, он отвлекает.Но, к счастью, я мог много писать лежа. Агата разными способами пыталась меня мотивировать.


Жизнь заключается в переживании ваших следующих воплощений. Меня утвердили на новую роль. Я на самом деле бросил себя, не без удовольствия. Что бы ни случилось, я буду умнее в этом опыте. Я познаю себя в новых, неприрученных обстоятельствах. С тех пор, как я женился на Агате, я перестал бояться смерти. Я чувствую, что прожил насыщенную жизнь. Это может продолжаться еще 40 лет или 40 дней.Я написал несколько хороших книг и сценариев, открыл чудесные пещеры, меня любили замечательные женщины. Черт, я не могу думать ни о чем другом.

.90 000 «Богов» Лукаша Пальковского о Збигневской Религии - newsweek.pl - Культура

В фильме рассказывается всего о трех годах жизни Збигнева Релига (которого играет Томаш Кот).Эти годы - 1983-1986 гг. - были периодом медленного угасания Польской Народной Республики и выгорания военного положения. Серая страна погружается в апатию, народ смиряется. Полный экономический коллапс, пустые полки магазинов. Между тем сорокалетний доцент после медицинской стажировки в США мечтает создать в Польше кардиохирургический центр, равный западному. Профессионально заблокированный в родной Варшаве, он отправляется в Забже, где у него появляется возможность управлять собственной клиникой. Он планирует пересадку сердца. По сравнению с тогдашним ПРЛ это выглядит несбыточной мечтой.

- Вы действительно чувствовали себя титулованными богами? - спрашиваю профессора Анджея Боченека, который в то время был молодым кардиохирургом и ассистентом Религии в Забже.

- Как боги? Никогда! - говорит.- Мы стояли за бензин по картам, как и все.

Сценарист: Фильм обманывает

- Госпожа Анна Релига, жена врача, сказала мне, что это фильм не об их жизни, - признается сценарист фильма Кшиштоф Рак.

- И это тебя беспокоит? - Я прошу.

- Нет, потому что фильм рассказывается аббревиатурами, - говорит Рак.- Только госпожа Анна знала, как пахли рубашки Збышека, которые он привез из Забже для стирки белья, потому что после его отъезда она осталась в Варшаве и жили они на расстоянии. Она прожила с ним несколько десятков лет, а мы показываем только три. Фильм обманчив, потому что восьмичасовая, утомительная, монотонная и утомительная операция должна быть показана в восьми быстрых, привлекательных кадрах.

Тем не менее, фильм вплотную приблизился к очень мрачной правде о Религе: он показывает поломки на пути к успеху и страхи.- После неудачи, когда больной умирал на столе, я вернулся домой, к жене и детям, - вспоминает второй ассистент Религии из Забже, ныне профессор Мариан Зембала. - Он вернулся в пустую комнату. Вы можете выстрелить себе в голову.

Релига, чего он никогда особенно не скрывал, тогда сильно пил.Однако эти сильные сцены не возмутили семью, просмотревшую фильм. - Возмущение? Нет почему? - пожимает плечами его сын Гжегож Релига, тоже кардиохирург. - Это были времена, и вы так жили. Меня это совсем не шокирует.

- Я не предрешаю, был он алкоголиком или нет, потому что не знаю, - говорит Кшиштоф Рак.- Так же, как я не предрешаю, действительно ли он был атеистом, как он неоднократно заявлял. Интересно, что атеист, так истерически рвущий людей к жизни, выдирающий своими когтями их смерть, не в силах смириться с тем, что на столе умирает больной...

В фильме есть драматические сцены, показывающие Религию за операционным столом, отчаянно пытающуюся вернуть человеческую жизнь, хотя линии на мониторе уже давно прямые.Он переживал неудачи, особенно смерти детей, которые в начале 1980-х оперировались в Варшаве. Позже только взрослые. - Он старался знать о них как можно меньше, не привязываться к ним эмоционально, потому что это мешало ему на работе, - рассказывает Рак. - Его швыряло во все стороны. С одной стороны, он был сильным, амбициозным, наемным убийцей, с другой — саморазрушительным сверхчувствительным, все еще переживающим эмоциональные качели.

Фото: Пресс-киты / НЕЗАРЕГИСТРИРОВАНО

Коллеги: Куронь со скальпелем

Этот качели были вызваны не только смертью, с которой он имел дело в палате.Также окаменевшая медицинская система Польской Народной Республики, где центральный планировщик в министерстве решал не только, будет ли существовать центр в Забже, но и попадут ли туда швы и катетеры. А таких всегда не хватало.

- Релига основал "Солидарность" в своей клинике, но он же ходил и на первомайском параде с генералом Ярузельским, - рассказывает Рак.- Он должен был поговорить с партией, потому что ему нужны были деньги, клиника для него была важнее всего. Ходил по профсоюзам, министерствам. Финансирование клиники он получил благодаря замысловатому перекладыванию денег между коксохимическим заводом «Ядвига» и Министерством металлургии и здравоохранения! Все это время у него также были враги, ставящие под сомнение его методы работы, исключающие клинику из списка финансирования.

И все же в Забже он собрал команду людей, вдохновленных его энтузиазмом.У них была основная дилемма тогда, но и сейчас: молодые, одаренные, благодаря стипендиям, нашли дорогу на Запад и задались вопросом, возвращаться ли вообще в Польшу. «Я работал в Утрехте, Нидерланды, и планировал перейти в отделение кардиохирургии в Кейптауне, Южная Африка, когда получил письмо от Религии», — вспоминает профессор Зембала. - Он писал, что мы будем гоняться за Западом, делать пересадки сердца, что он создает команду смелых людей, не боящихся испытаний. Я вернулся.

Вернулся и Анджей Боченек – со стажировки в английском Лестере.- Я мог бы остаться там, но подумал: а какого черта в Польше не было бы такого центра, как у них? Мы хуже, глупее? План состоял в том, чтобы кардиохирургия перестала быть элитой, чтобы средний Ковальски мог дождаться такой операции. Сегодня мы смеемся над тем, что операция шунтирования настолько проста, что в нашей клинике ее не делал только портье. В то время операции в палате проводил один помазанник-профессор. Молодые вежливо ждали.

Релига, увлеченный культурой работы в США, хотел изменить эту старую систему, привести к тому, чтобы вместо одного старшего кардиохирургические операции выполняли десятки молодых, подготовленных хирургов.- Он был ковбоем! - говорит профессор Зембала, вспоминая хитового лектора, которого не обескуражила стена социалистической неспособности.

- В нем было что-то от Яцека Куроня, - добавляет Кшиштоф Рак.- Аналогичное бескорыстие, забота о людях, общественная работа, вера в позитивные перемены. И то, что если бы он прожег дырку в своей водолазке своим питомцем, то надел бы ее задом наперед и все равно ходил бы в ней.

- Мы создали своего рода коммуну, - вспоминает профессор Зембала.- Мы жили в поликлинике и на клинику деньги были потрачены впустую. Но мы вместе боролись, после успехов пели «Славься, славься, аллилуйя!» Вместе. Pieruńska интеграция людей!

Во-первых, это чувство общности, но, с другой стороны, Релига была не только амбициозной, но и властной.Он хотел личного успеха в западном понимании: славы, средств массовой информации, внимания.

- Только сегодня мы учимся управлять своей карьерой, - говорит Рак.- Релига делал это уже в 1980-х, он был в разъездах, уезжал из дома на работу. В этом смысле это современный фильм: ведь многие амбициозные поляки сегодня бросают работу в крупной компании, открывают свою и после первых неудачных встреч с подрядчиками ложатся спать. Мы хотим успеха, но платим за него огромную цену. Он же заплатил.

Фильм рассказывает о все еще актуальных этических дилеммах, связанных с современной медициной.Сегодня у нас нет сомнений в обоснованности пересадки сердца, но в 1980-х годах их делали не только пациенты, но и сами врачи. - В Польше сердце было особенно мифологизировано, - говорит Рак. - Сердце Шопена, сердце Пилсудского, сердце Иисуса в религиозной иконографии. Символ жизни, любви, высоких чувств. Релига должна была бороться с этими сомнениями.

Сердце как реликвия или как насос? Я спрашиваю профессора Боченека, есть ли в его работах что-нибудь связанное с метафизикой.Машет рукой: - Какая метафизика? После 30 лет операций и ежедневного владения человеческим сердцем я думаю только о том, чтобы хорошо выполнять свою работу. Для меня сердце — это насос, приводной механизм, немного физики, немного гидравлики. Орган не особо сложный по сравнению, например, с такой почкой.

Фото: Пресс-киты / НЕЗАРЕГИСТРИРОВАНО

Режиссер: Человеческая ошибка

Не было бы фильма «Воскресение Религии», если бы не Томаш Кот, который его сыграл.Потому что, кроме того, что в декорациях та же кушетка и такое же одеяло, под которым спал доцент Релига в дежурке, есть еще и актер, сыгравший ее безупречно: от жестов, гримас и движений до эмоций. Режиссер фильма Лукаш Палковски поясняет: - Кот несколько месяцев готовился к роли: общался с женой врача, его ассистентами, смотрел документальные фильмы. Он изучал Религию, пока не преобразился. Мне понадобилось больше месяца перед съемкой, чтобы все это выбросить: нужно всего три жеста, три лица.Больше ничего. Мы не хотели, чтобы это была Religa как живая, а Religa в интерпретации Тома. Сам я не разговаривал с женой Религии, потому что если бы я ее послушал, то мог бы потерять дистанцию ​​с фильмом. Я хотел оправдать не ее ожидания, а свои.

Съемочная группа наблюдала за операциями на сердце в Забже и Анине.Медицинским консультантом был Гжегож Релига. Директор вспоминает: - Перед тобой тело; вы не чувствуете человека, вы имеете дело с сосудом. Цвета завораживают: артериальная кровь совершенно другого цвета, чем мы себе представляем, прямо как в фильмах ужасов, когда мы говорим «а вот цвет крови напортачили». Поведение врачей? Это механики над капотом машины: фоновая музыка, все непринужденно рассказывают анекдоты. К счастью, обошлось без кризиса.

Однако избежать этих кризисов невозможно.Фильм «Боги» выдвигает на первый план провал Религии. Первые три пересадки в Забже оказались неудачными: первый пациент умер через шесть дней, второй – через месяц, а третий умер на операционном столе. Religa тогда находилась в глубоком кризисе. Палковски: - Нет ничего более человеческого, чем неудача. Мы хотели показать эту религию: труп расползался густо, были обвинения в экспериментах над людьми и страшная ответственность. Релига теряет свою гордость и чувство всемогущества; он смотрит внутрь себя, потому что проблема обычно где-то живет.

Фильм заканчивается знаменитой картиной 1987 года от The National Geographic: уволенный Релига в операционной, с опущенной головой, мертвый пациент на столе, готовый ассистент, лежащий на полу в углу.- Я помню ту ночь такой же, как сегодня, - говорит профессор Мариан Зембала. - Мало кто знает, что в это же время в соседней комнате проходила еще одна операция. Этот второй пациент выжил.

Хотите лучшие статьи в одном месте? Нравится Newsweek на Facebook! Мы также есть в G+ и Twitter.

.

Смотрите также